Кратко о журнале «Бизнес Территория»

Полноцветное межрегиональное  издание, посвященное комплексному развитию территории и бизнеса.  Журнал «Бизнес Территория» предназначен для деловых людей, предпринимателей, менеджеров, директоров, собственников бизнеса и распространяется во всех регионах ЦФО и ряде регионов других федеральных округов России.  Издание анализирует успешные бизнес-проекты, публикует информацию о важнейших событиях в бизнес-сообществе, мнения экспертов, знакомит с видными предпринимателями. Инвестиционные возможности городов и районов, планы стратегического развития, промышленность, сельское хозяйство, логистика, недвижимость, энергетика, экология и многое другое – все это в журнале «Бизнес  Территория».

Журнал доступен
в мобильных приложениях:




 

 

 

 

 

Политическое завещание Потемкина

 

Сегодня, когда на юго-востоке Украины пылает пожар войны, очень важно разобраться, как была замыслена Новороссия. И для этого нам надо вернуться в XVIII столетие и вспомнить выдающегося русского политика той эпохи Григория Александровича Потемкина-Таврического

 

 


Автор статьи Владимир Димов – писатель и академический ученый, автор и издатель книги «Вся Одесса» и документальной биографии Г.А. Потемкина. В данной статье представлен авторский взгляд на истоки Новороссии и политическое наследство Потемкина, который дополняет публикацию автора на актуальную тему российско-украинских отношений (статья на авторском сайте dimov.ru «Русский мир не простит одесскую Хатынь»). 


 

Несколько лет тому назад в Симферополе, городе, основанном Потемкиным, произошла сенсационная находка – нашли считавшийся утерянным архив Василия Степановича Попова, руководителя аппарата при наместнике Новороссии светлейшего князя Г.А. Потемкина, который после неожиданной для всех смерти Григория Александровича, стал личным секретарем самой императрицы Екатерины II, т.е. одним из самых доверенных лиц. Этот архив – одна из величайших драгоценностей для отечественных историков. Его надо немедленно передавать в Государственный архив России и готовить к публикации. Представляю, какие там содержатся тайны!

Вообще о Потемкине существует море источников, но писали о нем с опаской, мешал имидж фаворита. Но после того как Вячеслав Сергеевич Лопатин в архиве МИДа нашел неизвестную историкам переписку между Екатериной II и Г.А. Потемкиным, и когда выяснилось, что они состоят в церковном браке, стало ясно, почему этот «баловень счастья» имел всю полноту власти на юге России и определял внутреннюю и внешнюю политику.

О Потемкине много писали современники-иностранцы. Самым проницательным из них оказался участник штурма Измаила и будущий губернатор Одессы, французский аристократ А.Э. Ришелье (одесский «Дюк»): «Положение Потемкина, – писал он, – превосходит все, что можно было вообразить себе в отношении к абсолютной власти. Он царствует на всем пространстве между горами Кавказа и Дунаем и делит власть с императрицей в остальной части государства». Если продолжить эту мысль, напрашивается еще одно определение – соправитель Екатерины II!

Если собрать все оценки и отзывы иностранцев и современников, напрашивается тема о политических взглядах Г.А. Потемкина. Но прежде чем ее комментировать, обратимся к личной судьбе и психологии этого фантастического персонажа русской истории.

Важным источником успехов императрицы Екатерины II являлась ее уникальная способность выбирать себе сподвижников, чутье на таланты. Екатерина II любила повторять, что она любит умных людей. В ее политическую команду входили самые умные среди ее избранников: Н.И. Панин, П.А. Румянцев, З.Г. Чернышев, Г.А. Потемкин, А.А. Безбородко, А.А. Вяземский, Н.В. Репнин, А.В. Суворов. Это окружение представляло собой военную, дипломатическую и административную элиту. Главной фигурой среди сподвижников императрицы история признала светлейшего князя Г.А. Потемкина-Таврического, который был мужем и фактическим соправителем императрицы.

Для русской интеллигенции всегда существовал свой ряд национальных кумиров: «Отец Отечества» Петр Великий, гениальный поэт Александр Пушкин, одинокий мыслитель Петр Чаадаев. Но существует еще одно духовное измерение России, точнее, русского характера. Это певцы своей жизни, в которой воедино слиты существование, творчество и характер. Вот эти три русских имени: Григорий Потемкин – для XVIII века, Александр Пушкин – для XIX (Пушкин в жизни), Федор Шаляпин – для XX. Это к ним больше всего применим популярный жанр. Это о них, невзирая на цензурные запреты, историки и исследователи собирали и будут коллекционировать как величайшие драгоценности, мельчайшие детали жизни и творчества. Каждая такая «мелочь» – это не только шаг в познании каждого исторического персонажа, но и ступень в познании России и русского характера. Книги о Пушкине и Шаляпине расходятся миллионными тиражами, и здесь, поверьте, не только тяга к поэзии и искусству, но и острый интерес к проблемам идентичности России.

 

«ГЕНИЙ ЖИЗНИ»

 

Миф о Потемкине как баловне счастья – непременная атрибутика стиля и духа эпохи золотой осени екатерининской России. В отличие от общественных шоу по типу «потемкинских деревень», это – миф для ближнего окружения и правящей потемкинской партии, театр одного актера, воплощение образа власти.

Потемкин был философ, дворянин-разночинец по происхождению, свободный человек по убеждениям, вне сословий и классов. Искренним он был только с императрицей, здесь он был равный с равной. Гордился ли он всерьез своим положением тайного мужа, своим богатством, чинами, амурными похождениями, капризами? При первом же достижении этих целей он пресыщался. Пресыщение счастьем носило в его характере черты патологии. Отчаяние и всепожирающая ирония часто приводили его в монашескую келью, он неделями молился, постился, беседовал о философских и религиозных проблемах. Может быть, в этом заключается тайна его удивительного здравомыслия в государственных делах, постоянная забота о русском солдате, раскольниках и крестьянах.

Велик соблазн проанализировать «баловня счастья» с позиций психоанализа и экзистенциализма. Возможно, что психоаналитические тайны биографии светлейшего следует искать в его детстве, о котором никаких достоверных свидетельств не сохранилось. Известно только, что при содействии дяди, президента Московской камер-коллегии, юный Потемкин учился в частной школе Линкена при Московском университете.

Потемкин был сыном старика. Отцу было 66 лет, когда родился сын Григорий. Рос он в атмосфере напряженных отношений между родителями, ощутил на себе подозрительность и агрессивность отца, долгое время вообще не признававшего Грица своим сыном. В силу семейных обстоятельств Потемкин-подросток рано перестал быть ребенком, быстро созрел умственно и духовно. Заметный след в нравственно-духовном развитии Григория Потемкина оставила мать Дарья Васильевна (урожденная Скуратова). В молодости она была хороша собой, Потемкин, как утверждают современники, был очень похож лицом на мать, но не любил ее, так как часто получал от нее морально-назидательные письма с упреками и обвинениями в чересчур вольной жизни и дурном влиянии на племянниц. Говорят, что Потемкин чаще всего бросал эти послания нераспечатанными в камин.

Существовала еще одна сторона жизни и деятельности князя Г.А. Потемкина, которая привлекала многих, – фантастическая карьера этого «баловня счастья». Во всем он доходил до пределов, характерных для жизненного опыта и нравов человека XVIII века. Чудачества тогда были в моде. Это была реакция на издержки крепостничества и поверхностного просветительства.

Среди чудаков и оригиналов мы находим П.А. Демидова, А.В. Суворова, М.Ф. Каменского. Но Потемкину не было равных при его возможностях властелина, мужа и соправителя императрицы. Только он мог позволить себе раздавать золотой ложечкой бриллианты дамам своего сердца на очередной вечеринке в Бендерах, устраивать свидание с княжной Долгорукой в землянке, находящейся в нескольких сотнях метров от турецких укреплений, демонстрировать свое мужество под турецкими пулями и доказывать всем, что русский кураж выше австрийского (случай, когда погиб его любимец, генерал Синельников).

Светлейший вполне заслужил прозвище русского Казановы, его любили женщины. Фавориток у него было не меньше, чем красивых мужчин вокруг трона императрицы. Но этот театр одного актера имел и другие цели: достойный ученик Екатерины II – «Тартюфа в юбке» – создавал вокруг себя определенный психологический климат, чтобы лучше узнавать людей, делать их своими сторонниками, обсуждать планы и готовые проекты. Шутки князя зачастую содержали глубокомысленные намеки.

Как в этом человеке сочетались обостренный интерес к религии, любовь к церковным обрядам, философия счастья и государственный ум? Эта «счастливая смесь причуд» – так определил характер князя близко знавший его принц де Линь – притягивала к нему современников и потомков. Может быть, Потемкин и есть воплощение загадочного русского характера, близкого русским и удивительного для иностранцев?

Однажды в узком кругу Потемкин, в порыве откровенности, заявил: «Может ли быть человек счастливее меня? Все, чего я ни желал, все прихоти мои исполнялись как-будто каким очарованием; хотел чинов – имею; орденов – имею; любил играть – проигрывал суммы несметные; любил давать праздники – давал великолепные; любил покупать имения – имею; любил строить дома – построил дворцы; любил дорогие вещи – имею столько, что ни один частный человек не имеет и таких редких; словом, все мои страсти выполнялись». Сделав такое заявление, он ударил кулаком по столу с дорогим столовым фарфором и вышел вон, – свидетельствует очевидец.

 

«ПОТЕМКИНСКИЕ ДЕРЕВНИ»: КАК ЭТО БЫЛО НА САМОМ ДЕЛЕ

 

В 1787 году Екатерина совершала пышное по декоративности и феерическое, по свидетельствам современников, путешествие на Юг. Идея такого путешествия принадлежала князю Г.А. Потемкину. О путешествии «Северной Клеопатры» остались многочисленные свидетельства: письма самой Екатерины, мемуары французского посланника графа Сегюра. Историк М.Н. Коваленский обобщил их: «Для встречи императрицы, чтобы было ей что показать, принимались и другого рода меры. Там, где не было еще никаких селений, среди пустыни воздвигались великолепнейшие декорации, и целые села и города разрисовывались на полотне; толпы людей, собранных издалека, пригонялись к местам, через которые лежал путь императрицы, и в нарядных костюмах, в цветах и лентах должны были ее приветствовать. Заранее заготовлялись стада скота, которые нужно будет перегонять с места на место, и всюду показывать те же стада императрице. В громадных житницах и амбарах для хлеба мешки наполнялись вместо пшеницы песком, так как не было столько хлеба, чтобы произвести надлежащее впечатление».

Так создавалась та чудная панорама, та волшебная феерия полуденного края, которую собирался показать Екатерине Потемкин. Один из сотрудников его, Чертков, удивлялся его необыкновенному искусству: «Я был с его светлостью, – рассказывал он, – в Тавриде, в Херсоне, в Кременчуге месяца за два до приезда туда ее величества. Нигде там ничего не видно было отменного; словом, я сожалел, что его светлость позвала туда ее имп. величество по-пустому. Приехав с государыней, Бог знает, что там за чудеса явились. Черт знает, откуда взялись строения, войска, людство, татарва, одетая прекрасно, казаки, корабли... Ну, ну, Бог знает что... Какое изобилие в яствах, в напитках, словом, во всем, – ну, знаешь, так, что придумать нельзя, чтоб пересказать порядочно. Я тогда ходил, как во сне, право, как сонный. Сам себе ни в чем не верил, щупал себя: я ли? где я? не мечту ли, или не привидение ли вижу? Ну-у! надобно правду сказать: ему, – ему только одному можно такие дела делать; и когда он успел все это сделать? Кажется, не видно было, чтобы он в Киеве занимался слишком делами... Ну, подлинно, удивил. Не духи ли какие-нибудь ему прислуживают?..»

Сохранились любопытные политические оценки России и участника путешествия графа Фалькенштейна. Под этим псевдонимом выступал австрийский император Иосиф II: «Я вижу более блеска, чем дела. Потемкин деятелен, но он более способен начать великое предприятие, чем привести его к окончанию. Впрочем, все возможно, если расточать деньги и не жалеть людей. В Германии или во Франции мы не посмели бы думать о том, что здесь производится без особых затруднений».

Но в целом граф Фалькенштейн высоко оценивает это событие: «Какое странное путешествие. Кто бы мог подумать, что я вместе с Екатериной, с французским и английским посланником буду бродить по татарским степям. Это совершенно новая страница истории». Во время путешествия в Тавриду сильное впечатление на Иосифа произвел севастопольский сюрприз: «…их величества сидели за столом при звуках прекрасной музыки, когда внезапно отворились двери большого балкона и взорам нашим представилось величественное зрелище: между двумя рядами татарских всадников мы увидели залив, верст на двенадцать вдаль и на четыре в ширину. Посреди этого залива, в виду царской столовой, выстроился в боевой порядок грозный флот. Построенный, вооруженный и совершенно снаряженный за два года. Государыню приветствовали залпом из пушек, и грохот их, казалось, возвещал Понту Эвксинскому о присутствии его владычицы». Иосифу понравился Севастополь. «Севастополь – красивейший город, какой я когда-либо видел, – пишет он в Вену. – Настроено уже много домов, магазинов, казарм, и если будут продолжать таким образом в следующие три года, то, конечно, этот город сделается очень цветущим».

Итоги этого путешествия общеизвестны: Россия и Австрия заключили военно-политический союз, который заложил основы сотрудничества между Дунайской и Санкт-Петербургской империями.

 

НАМЕСТНИК ЮГА РОССИИ

 

Еще с 1774 года Г.А. Потемкин выступает на политической сцене как весомая фигура, глава екатерининской партии, наделенный неограниченными полномочиями. Внутриполитических и внешних проблем было предостаточно, и Потемкин стал действовать с присущей ему решительностью. Он в короткие сроки стал главным двигателем внешней политики, идеологом военных реформ, наместником Юга России с неограниченными правами главнокомандующего. Ситуация вокруг трона стабилизировалась, Потемкин с императрицей сменили властвующую элиту, во все властные структуры пришли выдвиженцы «светлейшего». Любил ли сам Потемкин императрицу так, как она любила его? Неизвестно. Но он глубоко уважал ее политический гений (А.С. Пушкин). Эта неожиданная пара, появившаяся на политических подмостках XVIII века, блестяще провела свою игру, превратив Россию в европейскую державу.

Вторую русско-турецкую войну князь Г.А. Потемкин-Таврический встретил главнокомандующим, президентом Военной коллегии. Как политик, близко стоящий к трону, как военный реформатор он уже себя проявил. Как главнокомандующий он определял важнейшие стратегические цели и подобрал команду выдающихся, инициативных генералов. Каждый из них в профессиональном отношении был неповторим, но геополитическое и государственное мышление князя, глубокое знание психологии, деньги и власть позволили ему контролировать своих «екатерининских орлов». Он был не полководцем суворовского типа, а главнокомандующим в самом лучшем смысле этого слова.

По каким принципам подбирались Потемкиным эти кадры? Н.В. Репнин, А.М. Голицын и В.М. Долгорукий представляли старую аристократию, А.В. Суворов, М.И. Кутузов, П.А. Текелли, М.И. Войнович и Ф.Ф. Ушаков были выдвиженцами Потемкина, П.С. Потемкин и А.Н. Самойлов – его родственниками, адмиралы-иностранцы, в том числе будущий знаменитый основатель американского флота Пол Джонс, были приняты на службу по рекомендации императрицы. Все они были безусловно преданными Потемкину людьми. Но и сам Потемкин ценил своих сподвижников, следил за их карьерой, оценивал по заслугам, делал щедрые подарки. Но не прощал ошибок, отсутствие инициативы рассматривалось как должностное несоответствие. Боевой генерал И.В. Гудович был переведен на второстепенный участок военных действий за проявленную нерешительность под Измаилом летом 1790 года. Умный, толковый администратор, но посредственный адмирал М.И. Войнович был перемещен на Каспий и заменен Ф.Ф. Ушаковым.

Не избежал потемкинских взысканий и Суворов. Во главе своих любимых фанагорийцев он предпринял авантюрную, неподготовленную попытку штурма Очакова без согласования с главнокомандующим. Десятки солдат были ранены и убиты. Ранен был и сам Суворов. Пятнадцатилетняя дружба была омрачена выговором и высылкой на лечение. Потемкин совершенно справедливо считал, что, пока не завершится полная блокада Очакова с моря, штурм будет сопряжен с большими потерями. Как умный главнокомандующий, Потемкин «не связывал» Суворову рук, давал возможность проявить уникальный талант полководца. При этом постоянно напоминал ему о том, что надо беречь солдат и не допускать неоправданных потерь.

Политическим, военным и административным центром при Потемкине была ставка. Замечательно, что ставка была укомплектована в основном выпускниками Московского и европейских университетов. Сам Г.А. Потемкин, П.С. Потемкин, В.Г. Рубан, А.М. Грибовский представляли Московский университет, И.В. Гудович закончил Кенигсбергский университет. Потемкинские генералы знали, как правило, по три-четыре иностранных языка. Люди со знаниями, кругозором и деловой хваткой делали при Г.А. Потемкине быструю карьеру. Г.А. Потемкин смело привлекал на русскую службу иностранцев. Принц Нассау-Зиген был полезен при создании флота, голландец Франц Деволан стал военным инженером и строителем новороссийских городов, в том числе Севастополя и Одессы. «Знатный эльзасец» Иван Рибопьер, вольнодумец и эстет, был адъютантом «светлейшего». В ближнее окружение Г.А. Потемкина входили граф де Бальмен, первый строитель Севастополя.

Возможность быстро прославиться и разбогатеть привлекала в пределы потемкинской Новороссии сотни и тысячи иностранцев. Среди них были и талантливые авантюристы. Известно, что на службу к Потемкину собирался молодой Бонапарт. Нет сомнения, что интернациональное окружение князя, такое разнообразное по составу участников, интеллекту и темпераменту, было способно инициировать самые неожиданные и парадоксальные идеи. А они были нужны, так как Россия была в поисках лучшего будущего. Объединяющей фигурой этой команды талантов был сам Григорий Александрович Потемкин. Характерно, что сама Екатерина II неоднократно напоминала Г.А. Потемкину, что у него достаточно «полных генералов» (генерал-аншефов), чтобы грамотно распоряжаться их действиями и не опускаться до мелочей.

 В начале осады Очакова в 1788 году морская буря почти полностью уничтожила Черноморский флот, а брать Очаков приступом без морской блокады – значило обрекать армию на неоправданные жертвы. В Херсоне свирепствовала эпидемия холеры. Пока боролись с последствиями неожиданной бури, восстанавливали парусный флот и создавали гребную флотилию, подвозили вновь отлитые осадные орудия и снаряды, выслушивали советы иностранных офицеров на русской службе, Потемкин неукоснительно проводил свою линию – взять Очаков малой кровью. В общем это ему удалось.

Екатерина II, бывшая в курсе всех дел и обстоятельств, объективно оценила затянувшуюся очаковскую осаду. В письме своему немецкому корреспонденту доктору Циммерману она писала:

«Ему делает величайшую честь то обстоятельство, что между прочими великими и прекрасными качествами мне всегда приходилось замечать в нем склонность прощать своим врагам и делать им добро; этим он сумел стать выше своих соперников. Этот раз он разбил турок и тех, кто критиковал его действия в полтора часа; теперь говорят, что он мог взять Очаков раньше; это правда, но никогда он не мог совершить этого дела с меньшими препятствиями».

Весной 1789 года талант Потемкина-главнокомандующего проявился в полной мере – блестящее использование маневренных корпусов во главе с А.В. Суворовым, Н.В. Репниным, М.Ф. Каменским, М.И.Кутузовым, И.В. Гудовичем, П.С. Потемкиным, А.Н. Самойловым, взаимодействие с австрийскими союзниками, руководство операциями Черноморского флота привели к блестящим военным успехам. Венцом кампании 1789-1790 годов стал штурм Измаила и победы Ф.Ф. Ушакова над турецким флотом. Мир в Яссах был заключен только в конце 1791 года, после смерти Потемкина. Причины были не военные, скорее дворцовые и политические. Впервые за семнадцать лет Потемкину стали мешать и оказывать противодействие. Мешали свои – новое петербургское окружение императрицы, братья Зубовы во главе с красавцем Платоном.

Новый фаворит не блистал никакими талантами, но был тщеславен и не хотел быть ручным. Человеком Потемкина он не стал. Более того, стал интриговать. Целью его интриг был развал потемкинской команды изнутри. Со смертью князя Потемкина в 1791 году началась затяжная политическая агония великой императрицы.

 

КАК ВОЗНИКЛА НОВОРОССИЯ

 Так создавался «Новороссийский проект»

А сейчас вернемся к Потемкину-политику, создателю Новороссийского края, Севастополя и Одессы (последнюю основали его ближайшие сподвижники, и это было прямое продолжение его политики).

 Сначала была Дикая степь, транзитное пространство, через которое несколько сотен лет крымские ханы, находящиеся под протекторатом Турции, осуществляли набеги на южные русские области. Периодически к ним присоединялись казаки-запорожцы, походный лагерь которых на днепровских порогах при всем желании нельзя было выдать за прародину украинского государства. В отличие от донских казаков, защищающих южные границы средневековой Руси, запорожцы не только грабили русские города и села, они стали активными участниками русской смуты начала XVII века. На их счету десятки сожженных русских городов, православных храмов, массовые грабежи, уведенные в плен десятки тысяч мужчин, женщин и детей. Представителем запорожцев был и печально известный Лжедмитрий II, ставший историческим персонажем Русской смуты, а именем гетмана Сагайдачного пугали детей.

 В 1775 году после первой русско-турецкой войны и мира в Кючук-Кайнарджи Екатерина II издает высочайший манифест об уничтожении Запорожской Сечи. Мотивация была понятная: отказ подчиняться властям, притязания на земли вновь образованного Новороссийского наместничества, противодействия межеванию земель, и это на фоне того, что большинство запорожцев не заслужили никаких привилегий и фактически отказывались воевать с турками на стороне России. С точки зрения императрицы, запорожцы были пособниками врага, они препятствовали реализации ее планов по административному и экономическому переустройству южных рубежей. Вердикт был однозначным: Сечь Запорожская должна быть разрушена, для тех, кто перейдет на русскую службу, предоставлялась возможность вступить в Черноморское казачье войско во главе с гетманом Г.А. Потемкиным.

18 июня 1775 года Потемкин отдал приказ (выдал ордер) генералу П.А. Текелли ликвидировать Сечь, превратив ее в Днепровскую провинцию. Генералу Текелли, сербу на русской службе, было приказано население переписать и переселить, казну и церковную утварь сохранить, гетманов и «затверделых в грубости старшин и пьяниц» выслать. Все произошло быстро и без всяких жестокостей, последние запорожские гетманы были высланы на Соловки.

Эта история с ликвидацией последних запорожцев сделала впоследствии Г.А. Потемкина антигероем и злодеем в глазах украинской общественности. Его могила в Херсоне была разграблена и осквернена, а в местном музее в 1930-х годах экспонировались «кiстки полюбовника Катерины другоi» с унизительными комментариями. Но казаки-черноморцы его любили, у него был казачий конвой, о новоявленном гетмане ходило множество анекдотов. Вот один из них: однажды Потемкин, раздраженный запорожцами, сказал одному из них: «Знаете ли вы, хохлачи, что у меня в Николаеве строится такая колокольня, что как станут на ней звонить, так в вашей Сече будет слышно?» «То не диво, – отвечал запорожец, – а у нас в Запорожчине е такие кобзары, що як заграють, то аж у Петербурси затанцують». Этот вполне реальный исторический анекдот приводит А.С. Пушкин в своих «Table talk». Поэт очень ценил Г.А. Потемкина за демократизм и близость к простым людям.

 По большому счету внешнеполитическими делами в империи ведали три человека – сама императрица, Г.А.Потемкин и А.А. Безбородко. Г.А. Потемкин был против планируемого раздела Польши, которое предлагал Екатерине II прусский король Фридрих II и поддерживал А.А. Безбородко. А.А. Безбородко был против планов Г.А. Потемкина по Новороссийскому проекту и выступал за сохранение определенных свобод для жителей Малороссии. Политическая линия Безбородко победила только после смерти Г.А. Потемкина. Но во время путешествия императрицы на Юг Потемкин сумел убедить Екатерину и словом, и делом.

Екатерина II предоставила Г.А. Потемкину полную свободу действий – в 1774-1780 годах он много жил в Петербурге, полагался на своих помощников потемкинского призыва. Что очень важно – работала система. В.С. Попов, правитель его канцелярии, был его правой рукой. Из этой потемкинской команды следует отметить роль генерала И.М. Синельникова, трагически погибшего при осаде Очакова в 1787 году, и генерала Каховского – будущего наместника Новороссии. Эти люди были под стать самому светлейшему – знали все, умели все, были людьми действия. «Потемкинские деревни» быстро превращались в современные города.

О строительстве Севастополя Потемкин подробно докладывал Екатерине: «Приморские крепости, какова быть иметь Севастопольская, строятся при конце залива и при входе в оный; к первому принадлежит Марсель и Тулон, к последнему Магон и Кадикс…» Известно, что в начале 1784 года, обозревая лично Севастополь и его окрестности, Г.А. Потемкин разрешил сомнения и назначил для крепости окончательное место.

Из ордера статскому советнику Фалееву (октябрь 1789 г.): «Около Богоявленского сколько можно более удобает земли вспахать прикажите находящемуся у вас адъюнкту … и заготовить достаточное число для посева будущим летом фасоли; лучшах семен я из Ясс пришлю, так как и чечевицы». В ходе войны – забота об ... Вот это энергия, вот это хозяин Новороссии.

В том интернациональном братстве, которое должно было осваивать земли Новороссии, находилось место всем – греческой, итальянской и болгарской общинам, еврейским ремесленникам. Евреям доверили создание даже еврейского эскадрона русской армии, правда, эксперимент не удался. В Новороссию из Франции бежали роялисты и представители среднего сословия. Как грибы росли немецкие поселения. Русский язык сплачивал общую культуру и взаимные интересы. Это был европейский выбор на территории России. Особый регион, особый уклад для южных областей. Хотя постепенно общероссийские законы ломали инициативу, Новороссия на протяжении более чем сотни лет представляла собой территорию с наиболее свободным населением.

Потемкин был официально назначен генерал-губернатором Новороссийской и Азовских губерний в 1774 г. Свои властные полномочия он осуществлял через штаб, откуда ежедневно высылались сотни приказов (ордеров) всем участникам реальных преобразований, независимо от возраста и чинов. Кипучую деятельность развил не только Потемкин, работала созданная им система. Спустя 50 лет великий адмирал М.П. Лазарев завершил строительство Севастополя по потемкинскому проекту. Сделали как в Европе!

 

ПОТЕМКИН И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ

 

В наследии Потемкина-политика огромную роль сыграл т.н. «Греческий проект». Это его внешнеполитические взгляды, немного фантастические, но одобренные императрицей. Племянник Потемкина Самойлов в мемуарах, впервые изданных «Русским архивом» в 1876 году, так оценивал внешнеполитические взгляды своего всемогущего дяди на так называемый «Греческий проект»:

«Четыре года, проведенные им в звании частного генерала в армии, углубили его в исследованиях о средствах к сокрушению Оттоманского могущества. Свободные от подвигов военных часы среди стана на театре военном, употребил он, дабы обдумать великий план об обеспечении границ полуденной России и о возведении империи на высочайшую степень величия. Из опытов познал он, что многосложные полчища татар и самых турок ничтожны против войск, устроенных правилами истинной тактики, что соображаемый им план есть верный способ к потрясению и самому сокрушению колосса Оттоманского, простершегося основанием на лучших пределах трех частей старого света… Постигая совершенно образ мыслей великой монархини, проницая высокие понятия ее об истинном величии, употребил он случай и время обдумать великий план так называемой восточной системы…

Григорий Александрович постигал, что производимая тогда с Портою война, сколь ни благоуспешна была, поскольку Россия побеждала на Дунае и в архипелаге, однако не могла доведена быть к совершению той великой цели, а служила токмо к началу оного предприятия, которое чтобы исполнить потребны были следующие средства.

1-е. Надлежало отделить татар от турков и, сделав их независимыми от влияния Порты, привести неукоснительно Крым под скипетр Российский.

2-е. Потребно было устье Днепра очистить от турков и укрепленный ими с великим тщанием и искусством Очаков, яко ключ в Черное море, сокрушить.

3-е. Для сего надлежало прежде близ оного на Днепре воздвигнуть город и верфь, чтобы иметь военное сухопутное и морское дело безопасное, и тогда с моря и с суши иметь способ ополчиться для господства на Черном море.

4-е. Чтоб обуздать Кавказские народы, подобострастные туркам и всегда готовые им содействовать во время войны набегам к Азову и к Дону, необходимо нужно было провесть линию укреплений от перелома реки Кубани через Моздок до Кизляра, дабы при войне с турками иметь удобность послать ополчение через Кавказ к Понтийским берегам для потрясения азиатских сил в самой Азии, где каждый сераскир и паша идет случая сделаться от султана независимым.

5-е. Приготовить греков и других единоверцев, турками порабощенных, к упованию их освобождения, и произвести в них нетерпение в ожидании времени к поднятию оружия против угнетателей своих».

Потемкин неоднократно вел дискуссии на эту тему с Сегюром, де Линем, графом Фалькенштейном (Иосифом II), своими сподвижниками. Греческий проект был его мечтой, его взгляды поддерживал посланник России в Стамбуле Я.И. Булгаков, чьим мнением он очень дорожил. Да, у него была геополитическая мечта – Греческий проект, но у него было и реальное дело – Новороссия, которую он хотел обустроить по европейским стандартам в градостроительстве и экономике.

Общеизвестно, что французы поддерживали Турцию и осуждали Потемкина, но это обстоятельство не стало яблоком раздора с послом Сегюром. Часто все эти дискуссии он превращал в шутки. Но интересы России учитывал всегда и с учетом перспективы обновления России. Если сопоставить его реальные дела, которые он совершал во имя России, с мифом о потемкинских деревнях (авторами которых были все те же французы), то признание Сегюра и Ланжерона просто превращаются в большую ложь.

Запад за последние триста лет создал немало антироссийских мифов геополитического звучания. Достаточно вспомнить «Завещание Петра Великого», в котором доказывалась изначальная агрессивность России и русских. Интрига по поводу престолонаследия. Лживые бюллетени Великой армии Наполеона. Гитлеровскую военную пропаганду про антибольшевистский поход.

Но миф о Потемкине – особый. Он появился после трех разделов Польши и был призван очернить екатерининскую империю. Известно, что Потемкин выступил против раздела Речи Посполитой, возможно, в нем самом текла польская кровь. Западные политологи до сих пор утверждают, что Потемкинская Россия была колоссом на глиняных ногах. Но потемкинские проекты сделали Россию современной страной, лидером Восточной Европы. Военные кадры, подготовленные Потемкиным, дали отпор Наполеону. При Екатерине II, писал В.О.Ключевский, ни одна пушка в Европе без ее согласия не могла выстрелить. Екатерина и Потемкин поддержали молодую Америку и планировали первую русскую кругосветку. Не все проекты были доведены политическими наследниками Потемкина до конца. Временно были утеряны Крым и Севастополь.

 

ЮГО-ВОСТОК УКРАИНЫ: ПРОДОЛЖЕНИЕ ПРОЕКТА ПОТЕМКИНА

 

Идея Новороссии возродилась в процессе борьбы за федерализацию Украины. Если переводить идеи Г.А. Потемкина на современный геополитический ландшафт, то вопрос о модернизации Юга России всегда рассматривался как инструмент модернизации страны в целом. Если Петр I говаривал, что мы возьмем у Европы военную технику, торговлю и флот, и повернемся к ней задом, то Екатерина и Потемкин расширили круг европейских заимствований до иммиграции, строительства портов, развития сельского хозяйства и создания новой экономики. Административная команда из выпускников университетов, смена политических элит – это тоже был европейский подход. Потемкин был не только фантазером, он оказался реальным политиком, автором концепции модернизации России. Глубже и лучше всех значение Г.А. Потемкина для России сформулировал Виссарион Белинский:

«Много величавых образов украшает блестящий век Екатерины Великой; но Потемкин всех их заслоняет в глазах потомства своею колоссальною фигурою. Его и теперь все так же не понимают, как не понимали тогда: видят счастливого временщика, сына случая, гордого вельможу, – и не видят сына судьбы, великого человека, умом завоевавшего свое безмерное счастие, а гением доказавшего свои права на него. Потемкин – это одна из тех титанических натур, душа которых вечно пожирается ничем не удовлетворенною жаждою деятельности, – для которых перестать действовать значит перестать жить, завоевав землю, надо делать высадку на луну или умирать...»

Памятник светлейшему в Херсоне был уничтожен украинскими националистами. Фигура Потемкина присутствует на памятнике Тысячелетию России. И это все, так у нас в России понимают меру человеческой благодарности своему национальному герою. В России есть немало персонажей, унесенных ветром трагической истории.

 

Версия для печати
Авторы: Владимир ДИМОВ


Добавить комментарий

Автор*:

Тема*:

Комментарий*:


Введите защитный код:      
* - поля обязательные для заполнения





 
Список журналов

 

 тел./факс
(4822) 33-91-20

170100,
г. Тверь,
ул. Володарского,
дом 48, офис 6

 

Представительство
в Воронеже:
г. Воронеж,
ул. Арсенальная,
дом 3, офис 20,
а/я 64

© 2009-2018 Бизнес территория. Все права защищены и охраняются законом.
 © Разработка сайта компания «Complex Systems»