Кратко о журнале «Бизнес Территория»

Полноцветное межрегиональное  издание, посвященное комплексному развитию территории и бизнеса.  Журнал «Бизнес Территория» предназначен для деловых людей, предпринимателей, менеджеров, директоров, собственников бизнеса и распространяется во всех регионах ЦФО и ряде регионов других федеральных округов России.  Издание анализирует успешные бизнес-проекты, публикует информацию о важнейших событиях в бизнес-сообществе, мнения экспертов, знакомит с видными предпринимателями. Инвестиционные возможности городов и районов, планы стратегического развития, промышленность, сельское хозяйство, логистика, недвижимость, энергетика, экология и многое другое – все это в журнале «Бизнес  Территория».

Журнал доступен
в мобильных приложениях:




 

 

 

 

 

Николай Пашуев: перейти на инновационные рельсы

 

Николай Пашуев – директор компании «Тагро», член Общественной палаты города Твери, создавший Совет руководителей предприятий при администрации города. Ситуацию, в которой сегодня находится отечественная промышленность, знает от и до. С ним можно поговорить о проблемах, не часто находящих свое отражение в федеральной прессе, – о проблемах тех, кто реально производит нужные людям товары в российских областных центрах, таких как Тверь

 

 



ООО «ТАГРО» – современный производственный комплекс, расположенный в 160 км от Москвы в городе Твери, был открыт в августе 2000 года. «ТАГРО» входит в состав холдинга «АГРО-3» и осуществляет реализацию проектов научно-производственной программы холдинга. На сегодняшний день завод серийно выпускает: широкий модельный ряд хлебопекарных печей и расстойных шкафов; тесторазделочное, хлеборезательное и глазировочное оборудование, камеры для запекания мясных изделий; автоматизированные производственные комплексы для хранения, транспортирования, дозирования и упаковки сыпучих продуктов; большую номенклатуру нестандартного оборудования. Помимо серийного производства на заводе осуществляется работа и по индивидуальным заказам – под конкретного клиента. Значительные производственные площади, высококвалифицированный кадровый состав, современное высокоточное оборудование позволяют предприятию реализовывать самые сложные конструкторские разработки на высоком техническом уровне и в короткие сроки. 



 

Николай Пашуев, член Общественной палаты города Твери II созыва, директор ООО «Тагро», член комиссии по промышленной и экономической политике, содействию предпринимательству– Николай Юрьевич, легко ли было объединить тверских руководителей предприятий, охотно ли они собираются вместе, какие вопросы вы решаете на этих собраниях? – Наш Совет – абсолютно общественная организация, своего рода клуб директоров, который существует без членских взносов. Само присутствие на Совете – это уже работа. Есть возможность не только обратной связи с руководством города, но и горизонтальной связи друг с другом. Это приносит в том числе прямую материальную выгоду.

– Что больше всего беспокоит вас и других тверских предпринимателей, занятых в производстве? – Система управления экономикой города пока не соответствует тем требованиям, которые к ней предъявляются субъектами этой экономики. Это является нашим главным системным сбоем. Есть изречение, которое, кажется, принадлежит Наполеону: «Не надо искать врага там, где есть или дурак, или некомпетентный человек». От некомпетентности гораздо больше вреда, чем от осознанного зла.

Экономике надо переходить на другую систему развития – инновационную. Для экономики стать инновационной значит обрести другие принципы работы. Традиционная экономика как устроена? Мы изучаем потребности рынка, определяем, что людям нужно, начинаем разрабатывать это изделие, выпускаем опытный образец, затем запускаем в серию, и после того – выбрасываем изделие на рынок. Я работал в военно-промышленном комплексе. Там этот классический цикл занимает порядка пяти лет.

– Получается, что в нынешней ситуации технические новшества за это время устаревают? – Точно так. Есть классический пример, шестая модель ВАЗа. Запущена в производство – и десятилетиями ничего нового. В то время как на Западе каждый месяц новые образцы автомобилей. В инновационной системе наш старый подход работать вообще не может. Раньше заказ формировался из потребностей государства. А теперь наука развивается так, что невозможно сказать, какие товары будут востребованы к концу этого года. Кто лет 30 назад мог предположить, что появятся сотовые телефоны? Кто бы мог такое изделие заказать? Оно вышло неожиданно, но оказалось всем нужно.

– Есть ли в России идеи такого уровня и готов ли рискнуть бизнес? Что для этого должна сделать власть? – Идей масса, их надо собрать, профинансировать и запустить в производство. Тут возникают вопросы к венчурным фондам, которые должны взять на себя риск эту идею продвинуть… Главный инвестор у нас сейчас государство. Не может отдельно взятое предприятие работать в инновационном режиме, а все остальные – нет. В первую очередь для этого надо перестроить всю систему управления экономикой. И строить ее нужно сверху.

Есть иллюзия, что производственный бизнес должен сам собой развиваться в условиях рынка. Хотя ни одна страна мира так не живет, мы это знаем. Управление промышленностью должно быть: чтобы электроны двигались направленно, нужна разность потенциалов. Не бывает чуда, тем более в условиях кризиса. Почему для России особые требования? Если на Западе инновационная экономика строилась эволюционно, то Россия должна действовать быстро, она не может себе позволить ждать, пока все выстроится само.

– У нас в государстве есть проблема административных барьеров, которая незнакома западным промышленникам. К ним не приходят многочисленные проверяющие, которые выписывают многочисленные штрафы. Это же тоже фактор, снижающий конкурентоспособность нашей промышленности?

– Совершенно правильно. Именно здесь и происходит несоответствие того уровня государственного управления, который имеется, потребностям промышленности.

Этим вопросом должна заниматься наука. Вот в Тверской области, казалось бы, самый передовой технический вуз – Тверской государственный технический университет. Там готовят кадры для машиностроительных предприятий. Мы на днях были с руководством этого вуза на круглом столе, так вот, ученые презентовали появившуюся у них новую специальность – «экономическая безопасность». Т.е. пять лет специалистов будут готовить по этой специальности, в том числе обучать физической подготовке, стрельбе… Все это подавалось под таким соусом, что, дескать, поможем предприятиям бороться за свою экономическую безопасность. – А на деле, получается, в техническом университете будут готовить специалистов для проверяющих структур, которые станут мешать бизнесу жить и работать… – Это первое. А второе – очень символично, что как раз нужную моему производству специальность «технолога пищевого машиностроения» они сократили. Вот как уродливо развивается система. Сокращать специалистов, направленных на производство, и начинать готовить специалистов, которые будут заниматься достаточно абстрактными вопросами.

Увы, наша отечественная экономика развивается своим причудливым путем. Адам Смит говорил, что надо заниматься не собираемостью налогов, а увеличивать налогооблагаемую базу, делать щадящие налоги, чтобы было как можно больше налогоплательщиков. В России же сейчас чуть ли не каждый день Госдума вводит очередные штрафы. А что такое штрафы? Это параллельное налогообложение. Мало того, что у нас налоги поднимают, так мы еще изыскиваем средства, как изъять деньги из бизнеса и из кармана простого человека. Более того, штрафы у нас входят в бюджет. Если все станем законопослушными, то окажемся врагами государства – а кто будет бюджет наполнять?

– И что же делать?

– Мы думаем, как в создавшейся системе все равно продолжать работать. Я являюсь членом «Единой России». Почему я в нее вступил? Это единственная организация, которая что-то делает. Плохо ли, хорошо ли, но она единственная. У оппозиции другие задачи – критиковать власть. Поддержать что-то хорошее, что, например, предлагает «Единая Россия», им просто невыгодно – зачем лить воду на мельницу власти?

По той же причине я вхожу в Общественную палату города Твери. Это возможность усилить свой голос, свою позицию. Надо работать тем инструментом, который есть.

Сейчас нужна разъяснительная работа, в том числе с вашей помощью. Кричать, как все плохо, наверное, нужно, но надо же думать, как сделать так, чтобы было лучше. – В этом году бюджет Твери пытались сформировать по программно-целевому подходу. На поддержку промышленности деньги были заложены? – Сложилось такое убеждение, что что-то можно сделать только в том случае, если под это дело есть финансирование. Т.е. какие-то целевые программы, какие-то деньги заложены в бюджет. Я не знаю, какое нужно финансирование, чтобы в городской власти могла просто появиться структура, в которой были бы ответственные люди, занимающиеся промышленностью и бизнесом. Сейчас есть департамент экономики и промышленной политики, но главная их задача – заниматься муниципальными предприятиями. А бизнес должен только платить налоги. Все. У меня нет претензий к чиновниками, они занимаются своими обязанностями, прописанными в законодательстве. Тогда подо что надо закладывать деньги в бюджет на «поддержку промышленности»? Нас на Совете руководителей предприятий собирается 50 директоров. И спросите каждого: нужны вам бюджетные деньги? Нет, мы их сами заработаем, только работать не мешайте. С налогами бы разобрались, с контролирующими организациями, с тарифами. Не надо нам деньги давать, не забирайте у нас заработанное. Приблизительно 45 млн было выделено в прошлом году в Тверской области на поддержку малого бизнеса. И только штрафов Ростехнадзор снял больше двухсот миллионов. Копейку дали, рубли забрали.

Надо помочь нашему управлению развернуться в сторону бизнеса. И кроме нас, реальных промышленников, это никто не сможет сделать.

– Что вы скажете о курсе на привлечение иностранных инвесторов?

– Почему наше руководство борется за иностранного инвестора? В критериях оценки деятельности регионального руководства прямо прописано привлечение инвесторов. Причем важны бренды – возьмите ту же Калугу, когда вы оперируете мировыми именами, такими как «Фольксваген», «Пежо», вам в первую очередь оказываются преференции. Получается, когда местное предприятие расширяет производство, это незаметно. Хотя это полезнее и важнее для экономики. Ведь иностранный инвестор не только приводит деньги на нашу территорию, это же как два крана – в один втекает, но в другой же вытекает.

– Вот рядом с вашим интервью в «БТ» интервью крупного российского промышленника Константина Бабкина, и аналитическая записка, которую он подготовил для президента Путина – почему свой тракторный завод он построил в Канаде, а не в России. Что вы думаете по этому поводу?

– Я слышал об этой записке и понимаю Константина Анатольевича, это легче всего – перевести производство в Канаду. А нам-то что делать? Вот у меня трое внуков, и я, не побоюсь громкого слова, патриот. Поэтому наша самая главная тактическая задача – выжить. А чтобы выжить – работать. И обязательно организовать обратную связь с нашими органами управления. Ведь на всех уровнях есть нормальные люди и грамотные специалисты.

Надо лоббировать свои интересы. Система лоббирования иностранного бизнеса в России сегодня более отлажена, чем собственного. Наши предприниматели по старинке думают: «Это же наше правительство, оно должно нас защищать». Нет, как обратитесь – так и будет выполнено. И мы должны обращаться, постоянно взаимодействовать с властями всех уровней.

 

Версия для печати
Авторы: Мария ОРЛОВА


Добавить комментарий

Автор*:

Тема*:

Комментарий*:


Введите защитный код:      
* - поля обязательные для заполнения





 
Список журналов

 

 тел./факс
(4822) 33-91-20

170100,
г. Тверь,
ул. Володарского,
дом 48, офис 6

 

Представительство
в Воронеже:
г. Воронеж,
ул. Арсенальная,
дом 3, офис 20,
а/я 64

© 2009-2018 Бизнес территория. Все права защищены и охраняются законом.
 © Разработка сайта компания «Complex Systems»