Кратко о журнале «Бизнес Территория»

Полноцветное межрегиональное  издание, посвященное комплексному развитию территории и бизнеса.  Журнал «Бизнес Территория» предназначен для деловых людей, предпринимателей, менеджеров, директоров, собственников бизнеса и распространяется во всех регионах ЦФО и ряде регионов других федеральных округов России.  Издание анализирует успешные бизнес-проекты, публикует информацию о важнейших событиях в бизнес-сообществе, мнения экспертов, знакомит с видными предпринимателями. Инвестиционные возможности городов и районов, планы стратегического развития, промышленность, сельское хозяйство, логистика, недвижимость, энергетика, экология и многое другое – все это в журнале «Бизнес  Территория».

 

 

 

 

 

От делянки до завода: как создать лесопромышленный кластер - на примере "Лагуны"

Предприятие «Лагуна», которое начиналось много лет назад с типовой пилорамы, сегодня перешло на современный уровень технологического развития. И дело здесь не только в дорогих лесозаготовительных комплексах и автоматизации процессов. Ключевую роль играет система управления производством, в которой человек не винтик, а важное звено большой цепи, по словам директора Игоря Брылева.

 

Игорь Валерьевич рисует на листе точку и ведет от нее линию:

– Это начало технологического процесса, а в конце – зарплата или прибыль для предприятия. На этом пути много звеньев: одни делают документы на лес, другие осматривают делянки, третьи грузят вагоны. Главное – дать понять человеку, что он не винтик, а часть большой структуры. Меня всегда удивляло, с какой гордостью в Европе дворники метут улицу! А они просто ценят свой вклад в общее дело. И в нашем бизнесе, в этой большой цепи, слишком высока зависимость от каждого звена. Если на одном этапе был сбой, то брак пойдет и дальше, и все потеряют в зарплате. Это как в армии: если один солдат не подтянется, весь взвод не пойдет в увольнение.

 

Все производственные процессы в «Лагуне» четко отработаны, но в работе сотрудников нет формализма: каждый понимает, что процесс составляет сегодня и куда можно прийти с помощью инвестиций и модернизации. Сферы ответственности четко поделены, но есть и общее понимание пути, по которому движется компания. Мы это замечали у всех: как у заместителей директора, так и у лесников, мастеров и водителей. Каким-то образом Брылеву удалось транслировать свою энергию, уверенность и чувство ответственности в каждого из своих подчиненных.

 

МАШИНЫ С ИНТЕЛЛЕКТОМ

 

«Если хотите что-то понять – езжайте в лес!» – повторяет Брылев во время встречи.

 

Утром мы выдвигаемся на один из трех участков в Весьегонском районе, которые находятся у «Лагуны» в долгосрочной аренде с 2010 года. Нас сопровождает улыбчивый мастер Саша Кукушкин.

 

На «пороге» перед делянкой стоят бытовки, где живут лесозаготовочные бригады, в каждой по два человека. Оборудованные вагончики, куда мастер Саша подвозит еду и промтовары. Бригады работают посменно. Двух супермощных машин, которые формируют лесозаготовительный комплекс, достаточно для работы на делянке в 45 гектар. Харвестер валит лес, а форвардер подбирает древесину, сортирует и очищает площадку. Затем подключается «Урал» и везет лес до границы участка. А оттуда грузовые машины доставляют его либо на производство, либо на железнодорожную станцию.

 

Саша Кукушкин обходит делянку по границе – она помечена красными лентами на елках. Проверяет длины сортиментов – стволов дерева: здесь пилят четырех– и шестиметровый лес.

 

В лесу идет мощное воздействие на все органы чувств, но особенно на обоняние (ароматно пахнет хвоей) и слух (вокруг все трещит, шумит и скрежещет).

 

За рулем красного форвардера «Комацу» сидит Андрей Бережной – крупный мужчина в тельняшке, вахтовик из Архангельской области. Его родина тоже богата лесом, но работать Андрей и его коллеги приезжают именно под Весьегонск.

 

– Здесь условия лучше, работа есть всегда, не простаиваем. И семья зарплатой довольна, – говорит Андрей и позирует для нас на бортике «Комацу».

 

Его вахта длится 15 дней через 15. Чтобы освоить современную лесную технику (форвардер, харвестер, сортиментовоз), нужно пройти обучение, например, в Москве, Питере, Архангельске, затем накопить минимум полугодовой опыт – только так можно выгодно продать свои компетенции. Весьегонских мужиков, способных на такое, не нашлось – именно поэтому на лесозаготовке в «Лагуне» работают лишь вахтовики.

 

В глубине леса шумит вторая супермашина – харвестер «Вольво». Издалека она напоминает элегантного монстра с хоботом и пилой. Она за секунду спиливает дерево, резко очищает от сучьев, как умелая хозяйка морковку, и режет на сортимент. В комплекс входит пила, поддерживающие ножи, мерный ролик и, конечно, мозг – компьютер. Это высокоинтеллектуальная техника. Каждый водитель работает в отдельной программе, которая считает, сколько кубов древесины и какой породы он заготовил.

 

– Я здесь наблюдатель, – говорит водитель «Вольво», еще один архангелогородец Роман Чиндин. – Компьютер предлагает дерево для валки, измеряет его длину и диаметр, а я оцениваю. Если брак – пилю на дрова.

 

Экологическая безопасность, подкрепленная международным сертификатом, строго выдержана. Деревья с дуплами или гнездами по новым стандартам рубить нельзя. На отработанной делянке следует оставлять большие пни, чтобы в них размножались микроорганизмы – жучки, червяки, личинки.

 

Мы замечаем, что баки с машинным маслом стоят на специальном поддоне – чтобы оно случайно не стекало в землю.

 

НА УЧЕТЕ КАЖДОЕ ДЕРЕВО

 

Делянки, на которых работает «Лагуна», посажены после войны, и сейчас лес созрел и готов для вырубки.

 

– Срок у елки – 100 лет, у осины – 50, у березы – 70, – объясняет Саша.

 

Перед войной все леса вокруг Весьегонска были вырублены – тогда полгорода затопили, чтобы создать Рыбинское водохранилище. Именно поэтому сейчас в округе много переспелого леса, так что лесозаготовителям работы хватает. Потом, конечно, будут провалы, как у людей – демографические ямы. Но планомерная вырубка всех видов древесины должна идти постоянно – это важная часть ведения лесного хозяйства.

 

Работа с лесом строго систематизирована. Каждое действие лесозаготовителей контролируют государственные надзорные органы. Впрочем, сотрудники «Лагуны» говорят с ними на одном языке: многие из них вышли из госструктур, у всех высшие лесные образования. Удивительно, но частная компания смогла сохранить систему по образцу советской лесной науки с учетом современных требований.

 

Мастер рассказывает, какие этапы проходит лесозаготовка:

Подбираем участки спелого леса. Работаем с документами, потом выезжаем в лес, делаем отвод лесосек – ограничиваем участок узкими полосами, где вырубается весь мелкий кустарник. Проводим геодезическую съемку, на границах участка ставим деляночные столбы, делаем перечет деревьев, чтобы составить материально-денежную оценку…

 

Мастер, его помощник и 8 лесников считают каждое дерево в лесу с помощью мерной вилки, инструмента вроде штангенциркуля. Считают попородно (елка, береза, осина), по диаметрам, по товарной ценности – деловая, полуделовая, дровяная древесина. Уверяют, что площадь в 45 га могут посчитать за три дня.

 

Начальник лесного отдела «Лагуны» Андрей Борисович Ильичев отвечает, кажется, за все процессы: от подготовки документов до отгрузки леса в вагоны. Вся работа ведется на основе главного документа – государственного проекта освоения лесов.

 

– Мы правильно ведем лесное хозяйство, – с гордостью говорит Андрей Борисович. – Хотя его сложно совмещать с производством, но у нас получается.

 

В свое время Ильичев был главным лесничим Весьегонского района и знает систему изнутри.

 

В СССР на лесное хозяйство выделялись бюджетные деньги – но и то 30%, остальное лесники зарабатывали сами. Сейчас государство осуществляет контрольные функции, но денег на работу с лесом не выделяет.

 

– Мы ухаживаем за лесом за счет прибыли. Половина из арендной платы за участок идет на лесохозяйственные мероприятия: валка, очистка, посадка саженцев. Каждый год нам спускают план из министерства. Все расписано в документах: что мы должны срубить, какого объема, на какой площади и т.д.

 

Все идет по плану, говорит Ильичев. На спиленной делянке все лето будут пахать трактора. Года два площадка будет отдыхать, потом на ней высадят маленькие елочки. Но важно не просто их посадить, а обеспечить максимальную выживаемость. Поэтому лесники «Лагуны» их удобряют, прочищают, прореживают. К одной посадке возвращаются раз десять.

 

Кстати, определенный процент леса с каждой делянки полагается местным жителям. Лесники по ордерам отпускают им лес.

 

 – Мы не хапуги, точно, – говорит Андрей Борисович. – Наш руководитель в этом отношении молодец. Для Весьегонска Игорь Валерьевич – находка.

 

– Почему?

 

Подход к лесу у него правильный. Конечно, в «Лагуне» деньги зарабатываются большим трудом. Зато у нас работа настоящая, а не бумажки перекладывать. В прошлом году мы работали по госзаказу, то есть государство выделило деньги на вырубку хвойных деревьев. Однако это неправильно – лиственные породы тоже нужно пилить. На своих делянках мы пилим и «хвою», и «листву» равномерно. Вот с нового года заработает инвестпроект – в аренду нам предоставят участки не только в Весьегонском, но и в Сандовском, Молоковском, Краснохолмском районах.

 

ДРЕВЕСИНУ ГРУЗЯТ В ВАГОНЫ

 

Железнодорожная станция «Весьегонск» обозначена лишь скамейкой – вокзал сгорел много лет назад, а новый так и не построили. Зато здесь почти круглосуточно кипит работа. Манипуляторы грузят лес в вагоны, древесина разных пород и размеров гигантскими кипами складирована близ путей.

 

Зоя Анатольевна Синько – начальник отдела железнодорожных отгрузок, замдиректора. Три раза в неделю она отправляет вагоны с лесом со станции. Сложность в том, что Весьегонск – тупиковая станция, и по договоренности с РЖД приходит маневровый тепловоз. Наибольший объем перевалки лесных грузов, говорит Зоя Анатольевна, идет по Тверской области. Много отправляется и на экспорт, причем в каждой стране свои требования к перевозке по железной дороге, а под каждый вид продукции полагается свой вагон. Правила меняются – Зоя Синько регулярно изучает их и сдает экзамены.

 

– Вот лежит еловый баланс разных размеров, – чеканит Зоя Анатольевна. – Вот сосновый баланс, фанерный кряж, березовый баланс. Для каждого вида нужен свой вагон. Из этого делают бумагу, из сосны – плитную продукцию, из березового баланса – картонная упаковка или тетрапак. Ее шведы закупают, но большинство отправляем по России: Светогорск, Новгородская область.

 

ОТХОДЫ ПЕРЕРАБАТЫВАЮТСЯ В ЩЕПУ И ПЕЛЛЕТЫ

 

Сотрудники провели для нас небольшую экскурсию по лесопильному цеху, цеху по производству щепы и пеллетному заводу.


– В месяц мы заготавливаем около 1600 кубов пиломатериала. В зависимости от качества материал сортируют и укладывают в штабели. Вот это, например, приготовлено для деревни Черная Грязь в Московской области, – мастер лесопильного производства Вячеслав Лупашенко показывает на погрузчик, прихвативший штабель пиломатериалов. – Сортировка происходит вручную, но с расширением производства будет установлено оборудование, которое с помощью камер будет определять качество пиломатериалов. Производство у нас безотходное – горбыль идет на щепу, опилки вместе с щепой – на пеллеты.


Что происходит с отходами, рассказал Сергей Зинган. Дробилка перерабатывает горбыль в щепу, часть которой поступает в городские котельные, а часть – на пеллетный завод. Там щепа проходит через сушильный барабан (топливом для теплогенератора, кстати, служит та же щепа), затем измельчается до древесной муки и подается пневмотранспортом на гранулятор.


– В качестве клея выступают древесные вещества, которые выделяются при высокой температуре. Гранулы затем охлаждаются и становятся крепкими.


Какие характеристики у пеллет по теплоотдаче?


– Когда горит дерево, температура составляет 900-1000 градусов, щепа – 1200, пеллеты – 1600 градусов. Теплотворная способность пеллет выше, чем даже у бурого угля – 4600 килоджоулей против 4000.


 

 

Сколько пеллет производится в месяц?

 


– В этом маленьком цеху – 450-500 тонн, которые направляются как по России, так и за границу. Хвойные и лиственные породы нельзя «мешать» при производстве пеллет, поэтому появление нового цеха в рамках инвестпроекта даст новые возможности и этот показатель увеличится.


 

 

 

 Сотрудники «Лагуны», где бы они ни работали: в лесу или офисе, в цехах или на железнодорожной станции – видят свой участок в контексте всего предприятия. Это становится основой не только для ответственного отношения к своим обязанностям, но и к лесу в целом. Если его использовать, то максимально эффективно и бережно. «Лагуна» не останавливается на достигнутом и реализует крупный инвестиционный проект по созданию в Весьегонске лесопромышленного кластера.

 

 

 

 

_______________________________________________________________________

 

 Ремонт дорог

 

Скоро в «Лагуне» заработает «департамент» по ремонту и содержанию дорог – тех, по которым следуют лесовозы.

 

– Официально межпоселенческие дороги, которые ведут к нашим делянкам, должен финансировать район, но денег на это ноль. Мы и так за ними ухаживаем: зимой чистим, летом грейдируем, обочины посыпаем. А потом я решил создать свою структуру, – объясняет Брылев. – В этом есть прямая экономическая выгода. Если машины станут ломаться меньше, эффективность бизнеса повысится, ведь количество рабочего времени техники вырастет. На каждом этапе мы достигаем максимальной эффективности – только благодаря этому переживаем все кризисы.

 

К слову, бензозаправка на «Лагуне» тоже своя. Качество топлива на городских заправках сомнительно, а современные машины очень требовательны к качеству топлива.

 

– И стандарты лесопроизводства требуют, чтобы машины обладали высоким уровнем экологичности. Так, мы закупаем для этих машин биоразлагаемое гидравлическое масло. Оно в 10 раз дороже обычного, но с точки зрения грамотного отношения к природе это необходимо. Вообще, как говорит наш Андрей Борисыч, мы должны относиться к лесу так бережно, чтобы нашим правнукам было куда сходить за грибами.

 

Инвестиционный проект

 

В 2017 году «Лагуна» приступила к реализации крупного инвестиционного проекта на базе имеющегося производства.

 

– Чтобы обеспечить эффективность и создать дорогие рабочие места, проводится модернизация производства, – рассказывает Игорь Брылев. – Все производственные участки будут выведены на новый технологический уровень: например, ручную сортировку заменят сканеры с лазерной линейкой. На территории компании строятся пеллетный и лесопильный заводы. Более чем в два раза вырастет объем переработки сырья, а также объем саженцев для восстановления леса.

 

Особенность инвестпроекта «Лагуны» – многосоставность. Он направлен на эффективную переработку всех видов древесины: от элитного пиловочника до горбыля. Компания внедряет технологии, которые будут работать с разным сортиментом. Часть проекта – перевод Весьегонского и соседних районов на местные виды топлива. В ходе реализации будет достигнута максимальная эффективность с привязкой к лесосырьевой базе. Акцент будет сделан на переработку лиственных пород деревьев – они преобладают на северо-востоке региона.

 

– Проект поддержан губернатором, под реализацию местная власть выделила в аренду первую площадку в 10 гектаров. Бюджет Весьегонска сегодня составляет около 15 млн рублей. Я могу его удвоить, если местная власть нас поддержит, – уверенно заявляет Брылев.

 

Версия для печати
Авторы: Любовь Кукушкина


Добавить комментарий

Автор*:

Тема*:

Комментарий*:


Введите защитный код:      
* - поля обязательные для заполнения





 
Список журналов

 

 тел./факс
(4822) 33-91-20

170100,
г. Тверь,
ул. Володарского,
дом 48, офис 6

 

Представительство
в Воронеже:
г. Воронеж,
ул. Арсенальная,
дом 3, офис 20,
а/я 64

© 2009-2017 Бизнес территория. Все права защищены и охраняются законом.
 © Разработка сайта компания «Complex Systems»