Кратко о журнале «Бизнес Территория»

Полноцветное межрегиональное  издание, посвященное комплексному развитию территории и бизнеса.  Журнал «Бизнес Территория» предназначен для деловых людей, предпринимателей, менеджеров, директоров, собственников бизнеса и распространяется во всех регионах ЦФО и ряде регионов других федеральных округов России.  Издание анализирует успешные бизнес-проекты, публикует информацию о важнейших событиях в бизнес-сообществе, мнения экспертов, знакомит с видными предпринимателями. Инвестиционные возможности городов и районов, планы стратегического развития, промышленность, сельское хозяйство, логистика, недвижимость, энергетика, экология и многое другое – все это в журнале «Бизнес  Территория».

Журнал доступен
в мобильных приложениях:




 

 

 

 

 

На распутье

Три форума, три направления движения России

 

Экономисты сходятся на том, что нынешний кризис в России – надолго и всерьез. За первые несколько месяцев 2016 года редакция «Бизнес Территории» побывала на трех экономических форумах: либеральном Гайдаровском, коммунистическом форуме им. Косыгина в Орле и на Московском экономическом форуме под патронажем друга нашего журнала академика Руслана Гринберга. Мы поняли одно: никто не знает, куда движется Россия и чем все это закончится. Да и что имеется в виду под «это», тоже никто не знает.

 

ПОСЛЕДСТВИЯ НАРОДНОЙ ПСИХОТРАВМЫ

Судьба подарила нам недолгие годы высоких цен на нефть, в течение которых было потеряно время для структурных экономических реформ, а население приобрело привычки не по своим «размерам», искренне поверив, что так и должно быть – чтобы год от году становилось лучше и веселей жить и при этом чтобы почти не работать. Сейчас кризис все расставит по своим местам.

Начало 90-х годов, которое все вспоминают с содроганием и повторение которых пугает людей настолько, что они готовы принять хоть Сталина, хоть Ким Чен Ына, не было кризисом в привычном капиталистическом понимании этого слова. Происходившие тогда катаклизмы – закрытие заводов, НИИ, развал села – были подготовлены долгими десятилетиями советской власти. Это был закономерный финал экономики, пришедшей в тупик.

Индустриализация военного типа, мобилизационное наращивание производства «вручную» исчерпали себя к 60-м. Экономика стала слишком большой, чтобы управлять ею командно-административно. У СССР был шанс все изменить, когда косыгинские реформы создали «квазирыночные» отношения. Можно было бы задолго до Китая пойти по китайскому пути. Но тут открыли огромные запасы сибирской нефти, и все закончилось сами знаете чем. Война в Афганистане, санкции, нелепые геополитические модели, самоизоляция…

Промышленность превратилась в перемалывание ресурсов, производство станков ради производства станков. Многочисленные инженеры, сидевшие в НИИ, как в фильме «Самая обаятельная и привлекательная», в лучшем случае «испытывали агрегат», коротая время до перерыва, когда можно будет поиграть в пинг-понг с девушкой из соседнего отдела. Не было никаких критериев целесообразности существования тех или иных институтов и даже производств.

Сейчас постаревшие инженеры из этих НИИ передают своим детям и внукам, не видевшим воочию тоску и уныние позднесоветских лет, ностальгию по несуществовавшей стране. Видели бы современные подростки то, о чем так тоскуют их «предки»! «Я инженер на 120 рублей, и больше мне не получить», – пел молодой Гребенщиков. Весь кинематограф 80-х пронизан этим ощущением безнадеги, когда внешне благополучные герои маются-маются, да в петлю лезут…

Сегодня отдельные социальные психологи пытаются проанализировать ущерб для человеческого капитала, понесенный Россией за последние 100 лет. Надо учесть не только тех, кто погиб на двух больших войнах и нескольких войнах поменьше, не только тех, кто был репрессирован или раскулачен, не только тех, кто сгинул на стройках пятилеток – нужно понять, как психотравма этих страшных лет отразилась на оставшихся в живых, и на нас, их потомках.

Массовое переселение деревни в город за кратчайшие сроки привело к тому, что бывшие крестьяне так и не стали настоящими горожанами, и пока ни в одном городе России не появилось нормальной безопасной городской среды. Разобщенность бывших членов деревенской общины и их потомков такова, что жители одного подъезда не могут договориться о решении каких-то элементарных вопросов, вроде вкручивания лампочки.

Вылечить результаты этой психологической травмы могли бы несколько десятилетий спокойной жизни, наполненной плодотворным мирным трудом – на благо себя и своих детей. Деньги должны быть заработанными, рабочее место – ценным. В общем, если нынешний кризис лишь подсобьет спесь с дорогих россиян и заставит их осознать эти вещи – все не так плохо. Однако, возможно, затяжная рецессия приведет к более суровым результатам.

 

ПЛАН ПРАВИТЕЛЬСТВА НЕ ЗАМЕТИЛ НИКТО

В начале марта 2016-го, наконец был обнародован антикризисный план российского правительства. Он был практически не замечен бизнесом и СМИ, поскольку не содержал никаких прорывных решений.

Антикризисный план не предусматривает значительной финансовой поддержки отраслей, кроме, пожалуй, автомобиле– и локомотивостроения, товаров для инвалидов, а также малого и среднего бизнеса, в том числе инновационного. В нем содержится также значительное число мер административного и регулятивного характера, многие из которых явно разрабатывались сами по себе и включены в план для солидности последнего – но, возможно, и для того, чтобы получить на них дополнительную властную санкцию.

В качестве приоритетных отраслей перечеслены следующие две группы.

Первая: автомобилестроение, жилищное строительство, легкая промышленность – они названы секторами экономики, имеющими «значительный эффект для развития смежных отраслей». Вторая группа: сельское хозяйство и оборот лекарственных средств, их правительство поддерживает в силу их важности «с точки зрения продовольственной безопасности и социальной стабильности».

Предусмотрена помощь региональным бюджетам – на зарплаты бюджетникам, пенсии и пособия. Сюда входят меры по поддержке занятости, от 3 до 10 млрд руб. получат регионы в зависимости от ситуации на рынке труда, которая будет складываться в течение года. В первую очередь правительство опасается за работников градообразующих предприятий, которым грозят массовые увольнения.

310 млрд рублей предназначены для бюджетных кредитов субъектам Федерации. Речь идет по сути о перекредитовании, о том, что центр берет на себя обязательства, которые ранее регионы приняли через выпуск облигаций и банковские кредиты (а можно было бы поддержать рынок региональных бумаг). 7,2 млрд получат моногорода.

В общем, ни о чем. Даже депутаты Госдумы обсуждать не стали. Все равно жизнь непредсказуема, и все успеет тысячу раз поменяться.

 

«СТРАНА-ДАУНШИФТЕР»

Попытка обсуждения путей выхода из тупика была предпринята на Гайдаровском форуме.

– Наша задача сейчас – привести бюджет в соответствие с новыми реалиями. Если мы этого не сделаем, произойдет то же самое, что было в 1998-1999 годах: население заплатит через инфляцию за то, что мы не сделали, – заявил министр финансов Антон Силуанов.

 Министр экономического развития Алексей Улюкаев, за свои слова о том, что экономика уже достигла дна, и теперь вот-вот должен начаться подъем, прозванный «водолазом», сказал прямо:

– Период низких цен на сырье будет длительным. Наступает эпоха новых «нормальностей» и ограничений экономического роста. Это еще не самое худшее. Реальность такова, что скоро страны-импортеры нефти вообще могут лишиться своих доходов. На смену традиционному сырью придут альтернативные источники энергии, а потому потребность в той же нефти просто отпадет. Кстати, энергетика весьма активно развивается в Китае – этом крупнейшем покупателе сырья. Такой ход событий благо для этой страны и горе для нас. Что продавать-то будем? Если по-прежнему нефть – то почем?

Еще более резко высказался руководитель Сбербанка Герман Греф. Он назвал Россию страной-«дауншифтером». По его мнению, Россия уже проиграла странам с высоким развитием технологий.

– Мы проиграли конкуренцию. Разрыв между странами, которые сумели вовремя адаптироваться и проинвестировать в правильные вещи, будет все больше и больше увеличиваться. Еще одна тенденция – рост спроса на специалистов высокой и низкой квалификации. В результате возникнут сложности у тех людей, которые не готовы заниматься низко квалифицированным трудом, но не могут заниматься и высоко квалифицированным.

Он считает, что надо прежде всего изменить систему образования.

– Вся модель образования (от детских садов до вузов) должна быть изменена. Систему онлайн-образования тоже надо изменять, потому что оно сейчас ничем не отличается от традиционной, очной формы обучения. образование не связано ни с практикой, ни с наукой. «Мы пытаемся воспроизводить старую советскую абсолютно негодную систему образования, мы напихиваем в детей огромное количество знаний»,— цитирует заявление господина Грефа ТАСС.

Греф сказал, что готов менять соответствующим образом и себя, и свой топ-менеджмент, увеличивать вложения в IT-инфрастурктуру, в которой Сбербанк, будучи российским лидером, все равно в разы отстает от мировых показателей.

– Мы уходим в прорыв, – заявил Греф. Сейчас, чтобы оставаться на месте, надо бежать не в два, а в сто, в двести раз быстрее.

Скажем честно, это выступление произвело позитивное впечатление, потому что резко отличалось от нытья и возгласов «Лелик, Лелик, все пропало», демонстрируемых во время остальных проходящих в России в последнее время дискуссий о состоянии отечественной экономики.

 

ПРОГРЕССИВНЫЙ НАЛОГ КАК СРЕДСТВО ПОПОЛНЕНИЯ ГОСБЮДЖЕТА

Странным образом выступление Грефа перекликалось с докладом Геннадия Зюганова на Орловском экономическом форуме, прошедшем в конце февраля под эгидой лидера КПРФ. К сожалению, коммунисты всегда должны обрамлять свои выступления ритуальными заклинаниями про «дело Ленина - Сталина» и происки мировой буржуазии. Но если отбросить эти ритуальные слова, суть доклада довольно здравая. Если доклад Грефа на Гайдаровском форуме довольно много обсуждался в СМИ, то идеи Зюганова, из-за идеологических вставок, мало были восприняты непартийными журналистами. Вот основные тезисы этого доклада – без заклинаний, лишь суть.

– Пора открыть дорогу к новой индустриализации, к четвертой промышленной революции. Чтобы не зависеть от внешних рисков, долю обрабатывающей промышленности в объеме ВВП России необходимо повысить с 14,5% до 70-80%. Напомню, что в современной Германии этот уровень – 83%.

Экономика должна стать наукоемкой, развиваться на основе высоких технологий и новейших достижений. Предстоит на порядок увеличить финансирование исследований отечественных ученых, довести удельный вес организаций, осуществлявших инновационные разработки, с 10 до 40%. Именно так обстоит дело в развитых странах.

Срочных мер по спасению требует сельское хозяйство. В стране 42 млн гектаров заросли бурьяном. Это уже треть всей пашни. Учеными доказано, что Россия способна прокормить не только собственное население, но и еще свыше пятисот миллионов человек. Вместо этого мы завозим половину продовольствия, зачастую негодного качества. Стыдно и позорно!

Земли сельхозназначения необходимо вернуть в оборот. Предстоит восстановить почти полностью утраченные семеноводство и племенное животноводство. Решить этот комплекс задач можно только на основе реконструкции сельскохозяйственного производства. Давно доказано, что крупные предприятия лучше адаптируются к постоянным изменениям на продовольственном рынке. Их неоспоримые преимущества: разноотраслевое производство, более высокая прибыль, наличие собственных средств и ликвидного имущества. Для таких предприятий легче получить кредит. Для них доступен лизинг. Им могут продать сырье без предоплаты. Да и малому бизнесу на селе легче выживать в связке с крупными хозяйствами.

На поддержку агропромышленного комплекса нужно выделять не менее 10% расходной части федерального бюджета. Кроме того, комплекс мер должен предусматривать ликвидацию паучьей сети перекупщиков, не позволяющих крестьянам попадать на рынки со своей продукцией.

Нынешнее налогообложение тормозит развитие экономики во всех ее отраслях. К примеру, налога на добавленную стоимость в СССР не было. Нет его и в США. Наличие НДС приводит к удорожанию отечественной продукции от 10 до 18%. Это делает ее неконкурентоспособной, тормозит производство, развивает инфляцию и провоцирует коррупцию. Фактически этот налог существенно уменьшает и зарплату наших граждан.

Налог на имущество и земельный налог с кадастровой стоимости выросли в несколько раз. Они больно бьют по малому бизнесу и сельскому хозяйству, углубляют нищету простого народа. Налог на имущество и поселенческую землю просто разоряет граждан и сгоняет их с родных и обжитых мест. Это хуже ордынского ига. Тогда со двора брали десятину. Этот разбой надо немедленно прекратить.

Выпадающие из бюджета доходы есть чем компенсировать. В десятках стран мира важнейший источник пополнения госбюджета – прогрессивный налог на доходы физических лиц. Он введен в США, Китае, Франции, Германии, Швеции и многих других государствах. Мы просто обязаны ввести этот налог в России, где 110 человек захватили более трети национальных богатств. Прогнозируемый экономический эффект превышает 4 трлн рублей. Кроме того, это будет более чем справедливо. Не рабочие, учителя, врачи, военные, студенты и пенсионеры повинны в экономическом кризисе. Не они должны за него расплачиваться. За дело рук своих пусть отвечают прежде всего олигархи и их бездарные чиновники.

 

НАДО СЛУШАТЬ ДРУГ ДРУГА

IV Московский экономический форум был посвящен итогам 25 лет реформ в России. Уже одна эта формулировка предполагала, что обсуждение пойдет по накатанным рельсам: «лихие 90-е», «либералы все развалили». Увы, именно на этом форуме, который наш журнал отслеживает с самого начала, прозвучало меньше всего конструктивных предложений, связанных с будущим. Отсутствие образа будущего – это очень серьезная проблема наших дней. Отчасти, это поколенческая беда. Большое поколение послевоенного «бэби-бума» уходит на пенсию. Поколение их детей, родившееся в 70-х, привыкло жить в тени отцов и тоже стареет и дуреет. А молодежи, тем, кому сегодня около 30, просто физически мало. И не пробиться ей сквозь строй отцов и дедов.

Именно на МЭФ этот демографический казус был заметнее всего – видимо, потому что тема благоприятствовала.

Константин Бабкин, один из основателей форума, руководитель компании «Ростсельмаш», считает, однако, что форум удался. Главными итогами, с его точки зрения, является признание двух фактов. Экономическая политика в России, заложенная Гайдаром и Ельциным четверть века назад, себя исчерпала, нужны перемены, необходимо несырьевое развитие. Большинство поддержало хартию за смену экономического курса;

Язык санкций, конфронтации и угроз не выгоден предпринимателям и всем людям ни на Востоке, ни на Западе. Надо слушать и слышать друг друга.

Что любопытно, призыв «слушать и слышать друг друга» в сегодняшней России обречен. Мы специально собрали в одну статью впечатления от трех форумов, участники которых не слышат друг друга и существуют в параллельных мирах, а также небольшой анализ антикризисного плана правительства, который тоже никто не хочет принимать как программу действий.

Все в России сходится пока что на воле президента.

Версия для печати
Авторы: Мария ОРЛОВА


Добавить комментарий

Автор*:

Тема*:

Комментарий*:


Введите защитный код:      
* - поля обязательные для заполнения





 
Список журналов

 

 тел./факс
(4822) 33-91-20

170100,
г. Тверь,
ул. Володарского,
дом 48, офис 6

 

Представительство
в Воронеже:
г. Воронеж,
ул. Арсенальная,
дом 3, офис 20,
а/я 64

© 2009-2018 Бизнес территория. Все права защищены и охраняются законом.
 © Разработка сайта компания «Complex Systems»