Кратко о журнале «Бизнес Территория»

Полноцветное межрегиональное  издание, посвященное комплексному развитию территории и бизнеса.  Журнал «Бизнес Территория» предназначен для деловых людей, предпринимателей, менеджеров, директоров, собственников бизнеса и распространяется во всех регионах ЦФО и ряде регионов других федеральных округов России.  Издание анализирует успешные бизнес-проекты, публикует информацию о важнейших событиях в бизнес-сообществе, мнения экспертов, знакомит с видными предпринимателями. Инвестиционные возможности городов и районов, планы стратегического развития, промышленность, сельское хозяйство, логистика, недвижимость, энергетика, экология и многое другое – все это в журнале «Бизнес  Территория».

Журнал доступен
в мобильных приложениях:




 

 

 

 

 

«Мы живем в Совке, на очереди – крепостное право»

Бизнесмен Дмитрий Потапенко – о ярлыках, кремлеботах и Системе

 

Предприниматель Дмитрий Потапенко взорвал интернет своим откровенным выступлением на Московском экономическом форуме. Ролик «Потапенко жжет на МЭФ» набрал три миллиона просмотров, а речь спикера, отражающую реальную ситуацию в российском бизнесе, уже разодрали на цитаты: «Диалог бизнеса и власти происходит, как диалог мясника с коровой», «Преступное эмбарго введено под передел рынка присосавшимися к госчиновникам компаниями», «Лучше бы о нас забыли, как в 90-е» и т.д. Мы взяли интервью у Дмитрия Потапенко, где попытались развить темы, поднятые им на МЭФ.

 

«ДЕВОЧЕК В БОРДЕЛЕ МОЖНО ЗАМЕНИТЬ, НО КЛИЕНТУРА ОСТАНЕТСЯ»

 

– Дмитрий, вы известный и успешный бизнесмен, но после выступления на МЭФ ваша популярность взлетела до небес. Как человек практичный вы намерены капитализировать этот успех – например, пойти в депутаты, создать свое общественное движение и т.д.?

– Меня многие коллеги спрашивали: «А что, собственно, произошло на МЭФ?» Вроде и раньше я выступал жестко, но на этом форуме случился разрыв шаблона, и никто не понимает, почему. Вообще, я там был залетным. Меня просто пригласили, назначили время 13.38, отвели под выступление 6 минут. Я мальчик вежливый, пришел на 15 минут раньше, вижу – сидит мой старый товарищ и партнер Паша Грудинин из совхоза имени Ленина. «Ты что тут?» – «Да тут типа дискуссия» – «И что тут говорить?» – «Ну, че-то скажи».

Передо мной сидел депутат Гутенев, раньше я его знать не знал. Вообще, на этом форуме из тридцати человек было только три представителя бизнеса – я, Паша и еще один джентльмен, по виду не чиновник. Остальные партноменклатура. Я взял бумажку и ответил по существу заданного вопроса. Может, народу это понравилось на фоне общего гундежа, и я зацепил их тем, что попал в точку. Мои оппоненты возглавляют комиссию по борьбе с коррупцией в Швейцарии, а сами с дальнобойщиков дерут три шкуры. Как потом сказал мне Грудинин: «Ты говорил искренне, как ребенок – типа, а король-то голый!»

Я знаю, что даже партия власти неоднородна, там происходят серьезные демарши. После этой речи мне отзвонились руководители всех партийных фракций, в том числе руководители комитетов в Госдуме. Многие предлагали войти в их состав. Но тогда надо заниматься выборными историями, а это не мое. Встраиваться в Систему без права перестройки этой Системы бессмысленно. Это как в борделе – девочек можно заменить, но клиентура останется та же.

– А может быть, вам удастся перестроить Систему?

– Надо понимать, что решения у нас принимает один человек, и у него совсем другая фамилия. Самое противное, что люди при власти, которых мы каждый день видим по телевизору и почитаем как богов, тоже это знают.

– После этого выступления вас сразу записали в «оппозиционеры»… Вы сами как к этому отнеслись?

– В России принято глумиться над всем, что не противоречит линии партии. У нас говорят: «дерьмократ», «либераст», «ПОПОзиционер» и, чуть что, сразу загоняют в оппозицию. Споры «укропов» и «ватников» лишний раз демонстрируют, насколько люди привыкли на всех вешать ярлыки. Но у меня советское воспитание, и с ярлыками ассоциируется только Зоя Космодемьянская, которую немцы убили и повесили табличку на шею. Вот это ярлык, и так делают только нелюди. А два грамотных человека, имеющих противоположные позиции, должны уметь договариваться, а не вешать таблички на шею.

Я как бизнесмен прошел конец 80-х, 90-е, нулевые и сейчас живу лишь потому, что хорошо умею договариваться. Однако возможности по изменению государственной Системы я сейчас не вижу. Зарабатывать деньги на принятии правильных законов – это не про меня. Хождение с крестом и дружба против кого-то – тоже не про меня. Но и в оппозиционеры меня записывать не надо – я просто ответил на вопрос, изложил свою точку зрения.

 

«ДАВЛЕНИЕ НА БИЗНЕС – СИСТЕМНАЯ ОШИБКА»

 

– Вы ведете бизнес как в России, так и на Западе. В чем принципиальное отличие бизнес-подходов в разных системах? Каковы самые большие риски для бизнесмена в России?

– В России бизнес находится «под колпаком» у самых разных контролирующих органов. Даже в нашем непубличном холдинге за год прошло около 25 проверок. А недавно я прочитал интервью с директором «Азбуки вкуса» Виктором Садовиным. Компания сейчас на пике развития, и у них было 400 проверок за год! А ведь в году всего 365 дней – подумайте, когда людям работать? Обычно мне возражают те, кто тоже имеет опыт ведения бизнеса за рубежом, что там не менее жесткое законодательство. Я не спорю.

На Западе тоже есть бюрократия, и она еще нуднее нашей. Но там, если тебе положено получить разрешение, ты получишь. А если отправишь бумажку, то она обязательно дойдет. А наших бизнесменов постоянно дрючат кто только может. В нашем холдинге в каждом регионе есть бухгалтер-грузчик, который занимается только бумажками, мы выделили даже специальные комнаты «под проверки». В одном из региональных офисов нашей компании было изъято 41000 документов. И это давление на бизнес – краеугольный камень, системная ошибка. Внутри Системы находится огромный изъян.

Путин недавно озвучил, что на бизнесменов заведено 200000 уголовных дел, из них 15% доходит до решений суда. То есть порядка 170000 человек либо потеряли бизнес, любо многократно сократили его. Если в каждом бизнесе работало хотя бы 5 человек, получается, 9 миллионов активных, трудоспособных человек потеряли работу. Это при том, что в России таких всего 60 миллионов. Получается, мы теряем 13% трудоспособного населения. Это фатально. И об этом президент говорит не первый год. Говорит, но ничего не делает. А тем, кто управляет страной, это нужно не только знать, но и в корне менять. Можно, конечно, прессовать Потапенко, но система от этого не изменится. Внутри аппарата власти идут постоянные склоки. Если все это не гармонизируется, если напряжение не снимется, это разорвет систему. Причем неожиданно для всех.

– Интересно, сам Путин это осознает?

– Мне кажется, он не очень интересуется экономикой. С точки зрения мужского эго в России он все сделал, и теперь нужно, чтобы его признали там. А там – глобальная конкуренция мировых лидеров. Даже если он всю страну продаст, этого не хватит, чтобы заработать авторитет. Так что лучший шанс стать лидером международного уровня – это война. Что мы сейчас и наблюдаем. Есть еще, конечно, вариант очень серьезной дипломатии, длительного выстраивания отношений. Однако ему ближе война как самый короткий способ обеспечить политическое могущество. А все, что касается экономики в стране, он адресует своим нукерам.

– Говорят, у вас очень точные экономические прогнозы…

– Я просто высказываю свое мнение, а другие решают, релевантно оно действительности или нет. Статью с заголовком «Рубль ослабеет на 40% к концу 2014 года» я опубликовал за год до этого, тогда еще не было ни Крыма, ни Сирии, ни скачка доллара. Когда в мае 2015-го доллар падал до 50, меня подкалывали: мол, а ты прогнозировал 70. Я отвечал: посмотрите в конце года. И сейчас, как говорится, можно зайти в обменники и проверить.

Это не потому, что Потапенко Кассандра, а потому, что экономика – наука счета. По обычным экономическим выкладкам и анализу так называемой «политики» можно сделать определенные выводы. С точки зрения системы уже даже не важно, кто у власти. Даже если пофантазировать, что на месте Путина будет, например, Навальный, то эта система его доломает.

Если отмотать историю – лет 15 назад была возможность заставить людей жить по демократии, поставить их на рельсы ответственности. Этой способностью и отличается менеджер от государя. Но это требует больших самоограничений, и Путин не смог побороть свои царские амбиции.

– На ваш взгляд, девальвация рубля приведет к развитию реальной экономики? Или хорошо будут чувствовать себя только те, кто «присосался к бюджету»?

– Когда говорят о девальвации рубля, подразумевается импортозамещение. Но самое страшное – это не девальвация, а падение реального потребительского спроса. Народу просто жрать стало не на что. В Тверской области люди получают 14, 18, ну, максимум 20 тысяч рублей. Что на эти деньги они могут себе позволить? Так что главная проблема малого и среднего бизнеса – это отсутствие потребительского спроса. Как ее обычно решают? Сокращают издержки и тем самым затягивают петлю. А на самом деле нужно просто менять бизнес до основания. Это гораздо более технологичный подход.

Одни мои знакомые ребята торговали климатической техникой. В кризис их бизнес накрылся. Я им объяснил, что в реальности мы не продаем товар, а удовлетворяем потребности. Да, кондиционеры покупать стало дорого, но потребность в свежем воздухе осталась. В этом случае надо идти от потребителя, заглядывать ему в глаза и спрашивать, чего он хочет. Эти ребята в итоге стали ставить оконные фильтры. Та же потребность, но подошли по-другому.

 

«ФИНСКИЙ СЕРВЕЛАТ МЫ БУДЕМ ЕСТЬ ТОЛЬКО НА НОВЫЙ ГОД»

– Вы давно работаете в Твери. Каков, на ваш взгляд, ее экономический потенциал? Со сменой губернатора Зеленина на Шевелева что-то изменилось для вас как для ритейлера?

– Тверь – город-сателлит. Он поставляет своих работников в Москву, и пока это его основная функция. Пока не сменится система управления, так и будет.

Но пока смена губернаторов привела к усилению административного давления, и пока изменений, которые привели бы к увеличению покупателей, я не вижу.

Проверок стало больше, согласования сложнее, нарушены схемы согласований на присоединение к сетям. Все, что касается строительства инфраструктуры и коммуникаций, лучше не стало. И пока родственники госслужащих работают в пожарной инспекции или «Водоканале», ничего не изменится

– Как бизнесмен, занимающийся торговлей, вы знаете, как русский народ реагирует на кризис?

– Пока в магазине не останется пять продуктов, русский народ будет рад. Помимо советских поколений, которые часто жили впроголодь, работает и генетическая память – наш народ в принципе неприхотлив. Как говорится, «не жили богато, не надо начинать». Поэтому люди продолжат бухтеть, но будет обвинять в этом розничную торговлю или мифологических спекулянтов, а потом какого-нибудь зажравшегося монополиста на рынке – кого им власть сольет. Я не раз повторял: дайте мне три кнопки телеканала и одну радио, и завтра вся страна будет ходить в красных труселях.

– По вашим прогнозам, насколько поднимутся цены в 2016 году?

– Полагаю, цены вырастут в среднем на 15–20%. Однако, скорее всего, это будет интегрированное сокращение. Цена может упасть несильно, например, на 10%, но при этом состав продуктов станет более примитивным, и граммаж в упаковках будет уменьшаться. Будет меньше витаминов, больше калорий, добавок и примесей. В первую очередь это коснется так называемых товаров премиального потребления – мясо, масло, сыры. В общем, финский сервелат будем есть только на Новый Год

 

«РОССИЯ – СТРАНА ДВОРЦОВЫХ ПЕРЕВОРОТОВ»

 

– Чем больше мы с вами говорим, тем сильнее убеждение, что мы попадаем в «совок» в самом неприятном его проявлении…

– Так мы уже давно в совке, только в его версии 2.0! Это проявляется на всех уровнях – «холодная война», отмена выборов, закручивание гаек в СМИ… Уже пора ввести крепостное право и не морочить людям головы. Года три назад я пришел на передачу, которую вел депутат Госдумы Макаров. При знакомстве у него случилась оговорка по Фрейду: «Вы чьих будете?» Хорошо, что не спросил: «Ты чьих будешь, холоп?» Отвечаю: «Да я так, сам по себе мальчик».

– Почему же вы не уезжаете за границу?

– Это моя страна. Известно, что можно выдавить себя из России, но не Россию из себя. Можно, конечно, переехать на условные Сейшелы, но там чертовски скучно. Вы там не социализируетесь, не сможете встроиться в местное общество. А человек все-таки социальное животное. Так что пока я живу в России и занимаюсь своим делом. Пока царь не запрещает торговлю пирожками.

– Народ действительно считает президента царем?

– Да, русский народ отличается своим исключительно патерналистским отношением к жизни. Мы все время ждем царя, мы ищем идеальных персон. Думаю, если бы Брежнев или Черненко сейчас баллотировались в президенты, то их бы наши блогеры захреначили. Понимаете, можно назначить государя, а можно самому нести ответственность. Люди должны ставить потенциальному кандидату конкретные задачи – не просто «сделай мне красиво», «сделай мне хорошо», а вот конкретно то-то и то-то, и столько-то я готов за это заплатить.

Почему ремонт кухни у нас идет по плану, а строительство государства – так, фигня?

Строительство государства – это работа для всех. Вот моя общественная деятельность – это сплошной геморрой, это почти не приносит дохода и отвлекает от моей фактической работы. Но должен ли я транслировать свою гражданскую позицию в СМИ? Публично говорить о минусах системы? Да, это моя ответственность как предпринимателя. Поэтому я хожу не на самые приятные передачи, отдуваюсь за всех бизнесменов.

– И после этого вас «травят» в Интернете…

– Да, в последнее время кремлеботы активизировались. Они начали кричать: «Этот Потапенко зовет нас в 90-е» и еще какую-то фигню. Они разочаровали меня даже как кремлеботы – никакой креативности, одни штампы. Существующие реалии и 90-е мне одинаково противны. Я за то, чтобы мы будущее России сформулировали в виде плана и на основе этого к власти пришел бы не Путин и не Навальный, а кто-то четвертый. Наше рабское сознание тянется с 1917 года, когда наши прадеды совершили революцию. А раб не мечтает о свободе, он мечтает о собственных рабах, как сказал Борис Крутиер.

Система управления в нашей стране идеальна – она воспроизводит сама себя на всех уровнях – государство, муниципалитет, бизнес. Почему российские бизнесмены сейчас занимаются в основном торговлей, а не производством? Потому что горизонт планирования системы в высоких технологиях очень краткосрочен. Буквально на днях закрылось представительво Toshiba, остановилось 6 заводов в Санкт-Петербурге. О каких бизнес-планах можно говорить? А ведь это профессионалы, с большим управленческим и инвестиционным опытом. Как им объяснить, что завтра мы раскрутим глобус и поссоримся еще с кем-нибудь?

– Ужесточение политики в СМИ…

– Правительство захватывает все по плану – почта, телеграф, телефон. Царское правительство в свое время не проконтролировало СМИ – «Искру», и случился революционный переворот. Как вы думаете, почему сейчас пытаются блокировать «Телеграм»? Почему расплодились кремлеботы и возникла «Ольгинская спамная фабрика»? Массовостью и примитивными технологиями можно добиться успеха.

– Но все-таки интернет – это относительная свобода слова…

– В интернете они тоже неплохо работают и будут еще больше его контролировать. Во всем этом есть только один обнадеживающий факт. Россия – страна дворцовых переворотов. Я точно знаю, что оппозиционеры есть даже в ближайшем окружении президента. Система саморазрушающаяся, и она держится только на жестком контроле. А огромную страну сложно контролировать, она распадается на части. Думаю, скоро они съедят друг друга, точно по Фандорину. Собственно, так сейчас и происходит.

Завтра в России случится тихий дворцовый переворот, а мы и не заметим.

Версия для печати
Авторы: Любовь КУКУШКИНА


Добавить комментарий

Автор*:

Тема*:

Комментарий*:


Введите защитный код:      
* - поля обязательные для заполнения





 
Список журналов

 

 тел./факс
(4822) 33-91-20

170100,
г. Тверь,
ул. Володарского,
дом 48, офис 6

 

Представительство
в Воронеже:
г. Воронеж,
ул. Арсенальная,
дом 3, офис 20,
а/я 64

© 2009-2018 Бизнес территория. Все права защищены и охраняются законом.
 © Разработка сайта компания «Complex Systems»