Кратко о журнале «Бизнес Территория»

Полноцветное межрегиональное  издание, посвященное комплексному развитию территории и бизнеса.  Журнал «Бизнес Территория» предназначен для деловых людей, предпринимателей, менеджеров, директоров, собственников бизнеса и распространяется во всех регионах ЦФО и ряде регионов других федеральных округов России.  Издание анализирует успешные бизнес-проекты, публикует информацию о важнейших событиях в бизнес-сообществе, мнения экспертов, знакомит с видными предпринимателями. Инвестиционные возможности городов и районов, планы стратегического развития, промышленность, сельское хозяйство, логистика, недвижимость, энергетика, экология и многое другое – все это в журнале «Бизнес  Территория».

Журнал доступен
в мобильных приложениях:




 

 

 

 

 

Павел Парамонов: влияние личности на город

Дом Шмидта: только что законченный проект Павла Парамонова

Павел Парамонов – один из ведущих региональных девелоперов – постоянный гость журнала «Бизнес Территория». Сегодня мы беседуем о том, зачем строительному бизнесу реальные городские сообщества, почему России и таким городам, как Тверь, где работает группа компаний «Премьер» Павла Парамонова, надо изучать опыт западной урбанистики

 

ЧЕГО ХОЧЕТ МИКРОРАЙОН ЮНОСТЬ?

 

Павел ПарамоновНедавно в социальных сетях появилась группа «Чего хочет Юность» (спальный микрорайон в Твери). Группа быстро зажила своей жизнью: выяснилось, что Юность много чего хочет – от субботников по уборке территории прилегающего лесопарка Комсомольская роща до «гаражных распродаж», ярмарок, где можно обменяться с соседями разного рода симпатичными вещичками. Мы предположили, что появилась эта группа с подачи Павла Парамонова, который строит в этом микрорайоне новый жилой комплекс. И были недалеки от истины: действительно, совместно с тверским Центром развития некоммерческих организаций группу создал Павел Парамонов.

– Павел, так зачем же вам, девелоперу, нужно, чтобы в районе, где осуществляется ваш проект, возникали городские сообщества?

– Сейчас российскому застройщику, конечно, это совсем не нужно. Но я внимательно изучаю мировые процессы, происходящие в городах, перешагнувших наш уровень развития лет 30-40 назад, и понимаю, что пришло время других подходов. Урбанизация в западных городах произошла гораздо раньше, и много путешествуя по Европе, изучая опыт близкой нам по климату Скандинавии, я вижу, что качество городской жизни там несоизмеримо выше, в том числе и потому, что гораздо лучше развиты навыки взаимодействия людей в городе. То, что называется гражданским активизмом, европейский тренд. А Россия – европейская страна, кто бы что ни говорил.

Мне не только как предпринимателю, но как горожанину, хочется делать то, что положительно влияет на город. За последние 50 лет влияние личности на город увеличилось, оно стало сопоставимо с влиянием государства. Это могут быть позитивные влияния, как, например, мы видим в ряде городов, которым повезло с прогрессивно мыслящими мэрами и главными архитекторами. Или негативные влияния, порой страшные: в пример можно привести трагедию 11 сентября в Америке, Беслан.

Я надеюсь, что в наших городах общество проснется, и поймет, что надо думать о том месте, где живешь. В чем моя выгода как предпринимателя? На Западе бизнес уже привык откликаться на запросы потребителей, понятие «социальный бизнес» включает не только социальную ответственность, благотворительность и т.д. Это создание продуктов и услуг совместно с потребителями. Ненавязываение их с помощью рекламы, а кооперация, дружеские советы. В принципе, любой глубокий опрос, таргетирование есть серьезное влияние потребителя на бизнес.

В строительной сфере, особенно сегодня, все сложнее предлагать людям усредненный продукт, который они «съедят» и так. Потребитель выбирает, благо у него появилась возможность выбора.

Вовлекая жителей города в создание городских сообществ, можно решить еще одну задачу – сделать потенциальных клиентов своими друзьями, повысить лояльность. Простой пример: один из наших предыдущих объектов, «Премьер-парк» в тверском микрорайоне Южный, не по нашей вине, не бы сдан в срок. Последовало несколько судебных исков от тех покупателей, которые воспринимали нашу компанию просто как застройщика. Но те клиенты, которые знали меня лично, поверили, что эту трудность мы разрешим, и в суд не пошли.

– Иногда гражданский активизм считают чисто политическим явлением. Как «отделить мух от котлет» в вашем случае?

– Вспомните, еще 50 лет назад люди жили в бараках. Я сам жил в коммуналке в Питере, на Петроградской без горячей воды. В Москве проходила Олимпиада-80, а мы, как само собой разумеющееся, воспринимали то, что надо ходить мыться в баню. Стандарты жизни очень повысились, причем за короткий срок. Сейчас рост благосостояния замедлился, и это вызывает недовольство. Я отчасти понимаю власть, которая в ответ на прессинг со стороны интеллигенции, прессы и т.д. разводит руками и как бы спрашивает: «Ну чем же вы недовольны?».

Мне интересны новые современные вещи: создавая комьюнити, городские сообщества, проводя акции, не имеющие прямого отношения к моему бизнесу, я влияю на город с положительной стороны. Уверен, тот, кто задумывается о своей жизни и жизни своей семьи в своем городе, в своем микрорайоне, должен иметь возможность участвовать в решении общих проблем. И да, такой человек обычно думает о новом качестве жилья, что важно мне как бизнесмену.

– Вячеслав Глазычев, гуру российской урбанистики, неоднократно писал, что в России так не сформировались города, что это «слободы», жители которых никак не связаны друг с другом – как переселились из деревень, так и живут, не здороваясь. В спальном микрорайоне Твери есть возможность объединить людей, преодолеть это безразличие друг к другу и к месту, где ты живешь?

– Советская схема расселения создавалась по принципу производственному, работавшим на одном предприятии, как правило, давали квартиры по соседству, все друг друга знали, миграция внутри страны была хилая. Принято говорить, что люди в блочных девятиэтажках не здоровались друг с другом. Я помню, что и здоровались, и на субботники выходили. Только сейчас это советское комьюнити распалось, отсюда – запущенность домов, дворов, подъездов.

Я считаю, что бороться с безразличием жителей к тому месту, где они живут – с граффити в подъездах и на стенах, с мусором под окнами, испорченными кнопками в лифте можно с помощью жесткого контроля посредством видеокамер и последующего морального воздействия. Если хотя бы начать делать замечание самим подросткам, рисующим граффити, и их родителям, уверен, многие поймут, что это недопустимо. И, конечно, нельзя забывать «Теорию разбитых окон»: если на доме разбито одно окно, то вскоре разобьют и другое, рядом с одной помойкой сразу появляется новая. Но если их своевременно убирать, можно быстро перевоспитать даже жителей Гарлема, не то что жителей Твери. Наша управляющая компания взяла «Теорию разбитых окон на вооружение».

 

Спальный микрорайон «Юность»: опыт создания городского сообщества

Да, наши индустриальные дома не предполагают общения. Людям работающим просто негде обсудить друг с другом проблемы своего двора – они не сидят на лавочках, да и лавочек теперь стало очень мало. В микрорайоне Юность мы пытаемся стать инициаторами городской коммуникации. Группа в соцсетях «Чего хочет Юность» должна вылиться в группу «Чего хочет Тверь». Уже поступают вопросы из других районов. Мы пытаемся спровоцировать людей на совместные действия: сбор макулатуры, совместный кинопросмотр.

– А что хотите от Юности вы?

– Наша компания заказала социологическое исследование, которое провели силами специалистов факультета социологии Тверского государственного университета. Выяснилось, что 85% жителей микрорайона Юность никуда не хотят из него уезжать, они видят в своем районе много плюсов – хорошая торговая сеть, школы и детские сады, транспортная сеть. Однако в районе ничего не происходит, нет событийности, общения.

Наш проект в Юности – четырехсотквартирный жилой комплекс «Крылья». Так же, как предыдущий проект в Южном, «Премьер-парк», это дом необычной для спального микрорайона архитектуры, с интересно продуманной придомовой территорией. Думаю, что многие жители микрорайона захотят, не меняя привычную дислокацию, улучшить качество своей жизни, переехать в современную квартиру без того, чтобы переводить в другую школу ребенка, привыкать к другим магазинам, дорогам и так далее.

 

УНИВЕРСИТЕТСКИЙ ГОРОД: ИНОЕ КАЧЕСТВО ЖИЗНИ

 

– Перейдем с уровня микрорайона на уровень города, тем более что вы сказали, что следующий шаг – группа «Чего хочет Тверь». Понятно ли сейчас, чего она хочет?

– Сегодня, к сожалению, городская власть герметична, во всяком случае, в Твери. Посмотрите, президент Путин ежегодно проводит большие пресс-конференции и прямые линии с народом – он понимает, что это необходимо. В Твери глава администрации Юрий Тимофеев только через год начал давать какие-то интервью, из которых можно понять, как он видит развитие города.

– Я читала интервью, о котором вы говорите. Сити-менеджер Твери говорит, что важно проявить волю, взять на себя ответственность за перемены в городе. В Твери действительно многое начало меняться. Вырублены заросли по берегам рек, прошла реконструкция центральной прогулочной зоны – бульвара Радищева.

– Воля, конечно, нужна, но в том числе, чтобы коммуницировать с людьми, обсуждать перспективы и находить ответы на важные вопросы. Время простых ответов на сложные вопросы прошло. Надо не бояться взаимодействовать с обществом.

Вот мэр колумбийской столицы Боготы Энрике Пеньясола, города гораздо более сложного, чем Тверь, взял на себя ответственность, и превратил загазованный, парализованный пробками город «третьего мира» в урбанистическую Мекку, пример того, как с помощью велодорожек и пешеходных зон можно решить транспортные проблемы для всех городов. При этом он сумел доказать горожанам, что прав – горожане два раза подтверждали кредит доверия синьору Пеньясола на выборах.

В Москве такие задачи, как реконструкции значимых для города мест, осуществляются через открытые конкурсы. Надо изучить поведение людей, историю места, подготовить общественное мнение. Понятно, что большинство наших жителей против любых перемен, но задача городского руководства – управлять конфликтами, перерабатывать их и находить истину.

– Большая проблема российских регионов и городов – отсутствие внятной стратегии. Несмотря на принятый федеральный закон о стратегическом планировании, такое впечатление, что все эти «концепции стратегического развития» составляются для галочки, «чтобы было». Что вы думаете о перспективах развития Твери.

– Стратегии развития Твери не видно. Что такое провозглашенный властями призыв превратить Тверь к 2030 году в «самый благоустроенный город России»? Москва и Санкт-Петербург все равно будут более благоустроенными. Это ни о чем. Давайте еще поставим целью «канализацию в каждый дом». Да, не в каждом тверском доме есть канализация, но при правильно выстроенной стратегии благоустройство возникнет автоматически.

Я считаю, что оптимальным драйвером развития города было бы создание в Твери университетского города. Стратегически это единственно верный выход. Сейчас образование стало иметь тотальный характер, причем во всем мире уже принято учиться всю жизнь, переучиваться, повышать квалификацию – чтобы успевать за обновляющимся миром.

Понятно, что основные вузы России – в Москве и Санкт-Петербурге. Но для Твери есть шанс создать образовательный центр-дискаунтер, где учиться и жить не в пример дешевле, а преподаватели не хуже. При скоростном железнодорожном сообщении вполне реально приглашать читать лекции столичных светил науки.

 20-30 тысяч студентов – это еще и колоссальный рынок услуг, возможность для процветания разных клубов, кафе, модных магазинов. Это реальные бизнес-инкубаторы, «гаражные стартапы». Молодежь станет приезжать в Тверь, а не уезжать из нее. Образование дает мультипликативный эффект, промышленность и услуги иного уровня.

Плюс – хорошая аура, прямо скажем, реанимация города, который веками испытывал на себе действие огромных «пылесосов», Москвы и Питера, забирающих самых активных и умных тверитян.

Конкуренция городов в глобальном мире – это то, что пока не понимают местные власти. Надо не бояться сложных задач. Кажется нереалистичной концепция студенческого города? Давайте создавать город для пенсионеров. Это тоже ниша, в которой у Твери исторически есть свое место – сюда приезжают военные-отставники, северяне. Но тогда необходимо выстраивать инфраструктуру для этой категории жителей, подтягивать медицину, реабилитационные центры.

Мне лично больше нравится ставка на молодежь. Уже сегодня я, отец троих детей, оказался перед решением дочери уехать учиться в Санкт-Петербург. Как мама – а моя жена врач Тверской областной больницы, она желает стать врачом и понимает, что в Тверском медицинском университете образование не хуже. Однако в Твери нет такой яркой и насыщенной жизни, как в Санкт-Петербурге. Поэтому молодежь выбирает столицу.

 

ДАТЬ СТАРОМУ ГОРОДУ НОВОЕ НАПОЛНЕНИЕ

 Опыт Лиона: 2000-летний город во Франции не боится перемен

– Теоретики урбанистики говорят, что город – это процесс. А вы, как практик, что можете сказать о роли города Твери в современной России?

– В городе реально сделать конкретные шаги для улучшения жизни – что более сложно даже на уровне региона. Я убежден, что сегодня надо мерить страну городами. Если все города, кроме Москвы, пухнущей от людей, слабы – слаба вся экономика страны. Во Франции, схожей по стремлению всех жителей прежде всего в Париж, все равно другие города – Марсель, Лион, Брест – конкурируют за людей.

Твери бессмысленно сопротивляться вхождению в московскую агломерацию. Важно найти в ней свое место, предложить Москве то, чего у нее нет. Дешевое, но качественное образование, например. Старому городу надо дать новое наполнение, иначе люди так и будут уезжать.

 Сейчас по развитию человеческого потенциала, согласно исследованиям Высшей школы урбанистики, Тверь находится где-то в самом конце таблицы. Человеческий капитал – это прежде всего социальные связи, взаимодействие между людьми. А также продолжительность жизни, качество образования, ВВП на душу населения… Эту грустную ситуацию необходимо переломить, и именно на это должна быть воля у руководителей города, а не на то, чтобы деревья рубить.

Дать новое наполнение старому городу могут студенты

Когда в 70-х годах Финляндия, опыт которой я недавно изучал в поездке-семинаре под руководством Валерия Нефедова, профессора кафедры урбанистики и дизайна городской среды СПбГАСУ, поставила себе целью перестать быть нацией дровосеков и фермеров, и в городе Эспоо был создан центр инноваций, это была очень амбициозная задача. Но она осуществилась – в городе находится штаб квартира компании «Нокия».

Город должен позиционировать себя в мире. Если сказать «Тверь – образовательная столица России», и за пределами страны узнают о Твери. Если молчать – то ничего никогда не изменится.

Версия для печати
Авторы: Мария ОРЛОВА


Добавить комментарий

Автор*:

Тема*:

Комментарий*:


Введите защитный код:      
* - поля обязательные для заполнения





 
Список журналов

 

 тел./факс
(4822) 33-91-20

170100,
г. Тверь,
ул. Володарского,
дом 48, офис 6

 

Представительство
в Воронеже:
г. Воронеж,
ул. Арсенальная,
дом 3, офис 20,
а/я 64

© 2009-2018 Бизнес территория. Все права защищены и охраняются законом.
 © Разработка сайта компания «Complex Systems»