Кратко о журнале «Бизнес Территория»

Полноцветное межрегиональное  издание, посвященное комплексному развитию территории и бизнеса.  Журнал «Бизнес Территория» предназначен для деловых людей, предпринимателей, менеджеров, директоров, собственников бизнеса и распространяется во всех регионах ЦФО и ряде регионов других федеральных округов России.  Издание анализирует успешные бизнес-проекты, публикует информацию о важнейших событиях в бизнес-сообществе, мнения экспертов, знакомит с видными предпринимателями. Инвестиционные возможности городов и районов, планы стратегического развития, промышленность, сельское хозяйство, логистика, недвижимость, энергетика, экология и многое другое – все это в журнале «Бизнес  Территория».

Журнал доступен
в мобильных приложениях:




 

 

 

 

 

Золотое учение

Как вырастить ювелира, который сделает браслет для Пугачевой

 

Ювелир – профессия редкая и на века. Драгоценные металлы не выходят из моды. В СССР эти мастера были на вес золота, простите за каламбур. Зато сейчас их готовят в массовом порядке. И уже три года – в тверском лицее №12

ДВА КИЛОГРАММА ЛАТУНИ ПО 300 РУБ.

В ювелирном цехе лицея очень шумно. Все грохочет и жужжит, поэтому с непривычки трудно докричаться до собеседника. За рабочими столами, обставленными хитроумными приборами, склонили головы студенты. Тема урока – обручальное кольцо с вращающимся элементом. «Обручалка», говоря на ювелирном сленге, – одна из первых тем в учебном плане. На ней ребята учатся плавить металл и работать с инструментами.

Мастер-ювелир Сергей Калядин, высокий, худощавый, в потертых джинсах и клетчатой рубашке поверх свитера, предельно строг и взыскателен к ученикам. Ребята постоянно подносят ему свеженькие кольца, но ни один не может угодить:

– У тебя фуга на конце сломалась… А ты не весь металл вылил. Наверное, рука дрогнула. – Юноша покорно кивает головой и идет оттачивать свое мастерство.

– В ювелирном деле все должно быть идеально, – объясняет свою жесткую позицию Сергей Александрович. – Поэтому у нас только две оценки: либо двойка, либо пятерка.

Однако при таких суровых требованиях студенты учатся с жаром: при норме в 15 человек набралась группа в 18.

– Чему вы учите студентов?

– На физике и химии они изучают свойства металлов. На математике узнают, например, как рассчитать размер кольца. Но главное в нашем деле – практика: руки мастера помнят больше, чем голова. Дипломная работа у них будет на тему «Индивидуальное изготовление ювелирного изделия».

Ученик ювелипа за работой– Насколько востребованы сейчас ювелиры?

– Ювелирных предприятий много, но там не хватает профессионалов. Туда набирают подсобных рабочих, которые знают не весь процесс, а одну конкретную операцию: отлить, припаять, закрепить... Кольцо пройдет через десять рук, и каждая сделает свой косячок. А наши ребята будут знать ювелирный процесс досконально.

Студенты учатся мастерству на латуни. По своим свойствам она похожа на серебро.

– Хотя я ненавижу латунь, – признается Сергей Калядин. – Она вроде бы мягкая, но не мягкая. Блестит, а вроде и не блестит. И плохо режется. Но, чтобы работать с серебром, нужно специальное разрешение, да это и дороже. А килограмм латуни стоит всего 300 рублей. На прошлую группу за два года ушло всего два кило.

…Я брожу в цехе между учениками. Они заняты делом, причем каждый своим. Кто паяет, кто точит инструмент, кто задумчиво стоит у доски.

Замечаю, что ювелир чем-то похож на стоматолога. На нем светло-голубой халат и шапочка. В руках бормашина, правда, ювелирная, которая выполняет массу операций: снимает слои металла, сверлит и точит. В обеих профессиях важны точность и умение работать с мелкими «деталями».

– Мне интересно учиться, – откровенничает русоголовый Егор. – И пока несложно. Сначала мы делали маленькое колечко для цепочки, теперь обручальное. Сложно будет, когда заливка пойдет: ложки, подстаканники…

У молодых ювелиров серьезные планы на будущее: устроиться на завод, открыть свое дело. Худенький Сережа с серебряным кольцом с Георгием Победоносцем признается, что хочет работать кузнецом. Девушка Юля в голубой шапке поясняет, что самое сложное в профессии ювелира – попасть в размер:

– Счет на доли миллиметра… Часто приходится переделывать, и потому нужны крепкие нервы.

На рабочем столе Сергея Калядина тысяча предметов: кусачки, банки, куски металла, кисточки и коробочки. Штихели торчат на подставке, как грибы с деревянными шляпками. Сбоку висят «поварешки» с изогнутыми ручками – флюсы для пайки:

– Рабочее место ювелира стоит примерно 100000 рублей, – просвещает Сергей Александрович. – Бормашина – 15000. Лампа немигающая, чтобы зрение не портить, – 9000. Шведские кусачки из хорошей стали – 2000. Ювелирный микроскоп – 50000…

– А стоит ли вообще так тратиться? Может, проще работать ювелиром на предприятии?

Ответ Калядина вполне предсказуем. Я слышала его уже не раз в беседах с мастерами:

– На заводе, конечно, все быстрее и проще. Но там все предметы штампованные. А у кольца или браслета, сделанного мастером, есть душа.

ЗD-ЭСКИЗЫ И РАСПЛАВЛЕННОЕ ЗОЛОТО

 

Сергей Калядин – потомственный ювелир из Туркмении, нашедший призвание в ТвериНа столе лежит холодный беляш с мясом, сушки и открытая банка сгущенки. Вихрастый первоклассник, сын Сергея Калядина, проходит очередной уровень в компьютерной игре. В углу телевизор крутит глупую передачу по ТНТ.

– Я в этом цехе живу, – смущенно признается Сергей Александрович. – Ребенка своего в основном здесь вижу. Полдня учу студентов, потом воплощаю свои идеи. Они рождаются отовсюду. Увидел, как племянник играет неваляшкой, – и решил закрепить камень в кольце, чтобы он крутился, но не падал.

От идеи до ее воплощения множество этапов.

– Сначала мы разрабатываем эскиз-картинку, который утверждается заказчиком. А дальше пути расходятся. Можно обратиться к компьютерщику, и он переведет картинку в формат ЗD. Специальный станок по этому эскизу вырезает восковую модель. Этот восковой перстень заливается жидким гипсом, то есть специальной формовочной смесью. Гипс застывает, мы кладем его в печь. Там восковая модель плавится и вытекает через специальный канал. Внутри гипса остается полость, повторяющая модель. Туда заливается, например, расплавленное золото. Когда оно застывает, размываем гипс в воде и достаем готовый перстень.

Это вариант XXI века, предназначенный в основном для опытных ювелиров. Студентов же учат классическому, посконному ювелирному делу, чтобы, как выразился Сергей Калядин, «все было как положено». Второй вариант похож на первый, только отсутствует компьютер.

– Модель вырезаем из металла вручную, кладем между двумя кусками резины – и под пресс. В вулканизаторе все это переваривается, резина сдавливает модель со всех сторон, а потом застывает. Вытаскиваем из резины металлическую модель и впрыскиваем в полость расплавленный воск. Получается уже восковая модель. Ее заливаем гипсом, ставим в печь и уже в гипсовую полость заливаем расплавленный металл.

К ювелиру осторожно подходит студент с очередным колечком. Сергей Александрович недоволен.

– Ты поторопился. Внешне гладкое, а внутри кривое.

 

ОТ СТАРЫХ КОЛЕЧЕК ПЛАКАТЬ ХОЧЕТСЯ

 

Ювелир Сергей Калядин работает в подвале дома, экономя на аренде офиса. Так поступают многие его собратья. Люди в поисках оригинальных украшений проторили туда дорогу.

– Среди клиентов есть полные дилетанты, – признается мастер. – Им нужно что-то советовать. Если девушка с короткой шеей заказывает длинные сережки, я ей деликатно подскажу другую длину. Но большинство людей знают, чего хотят. Они видят западные украшения, листают ювелирные каталоги… Одна девушка в Париже на показе мод увидела эксклюзивные серьги: паутинка, по которой бежит паук. Мне она заказала точь-в-точь такие же.

– По вашим клиентам можно судить об уровне общественного благосостояния?

– Да, начиная с 2003 года и до кризиса 2008 было очень много заказов. Люди хотели носить красивые вещи и не парились, сколько это стоит. А сейчас клиент считает деньги: украшение за 30-50 тысяч может и не купить.

Ювелир может работать только официально, имея статус ИП. Без этого не купить металл и камни. Чтобы поставить пробу на изделие, для каждого ювелира выделен свой день в Центральной инспекции пробирного надзора. И все же современным ювелирам открыт простор для творчества:

– А вот в СССР с ювелиркой было туго. Материалов не было, инструментов тоже. Выпускали только обручалки, крестики и печатки.

Сергей Калядин знает, о чем говорит. Ювелиром работал его дядя в далекой Туркмении.

– Он был единственным ювелиром в городе, и заказы к нему были расписаны на три года вперед. Но за 25 рублей он мог сделать дома, побыстрее.

Это сейчас у ювелира есть все инструменты и приборы. Раньше с этим были большие сложности:

– Брали двигатель от стиральной машины, тросик от автомобильного спидометра… Получалось подобие станка. Варили металл в духовках или кастрюлях. Запах стоял ужасный, но соседи ни о чем не догадывались. Все получалось топорно. Я смотрю на старые кольца – плакать хочется. А люди носили, так как выбора не было.

– Ну вот, вот,– одобрительно кивает он очередному подносителю кольца. – Только у тебя в этом месте будет большое белое пятно.

 

ЗОЛОТАЯ ЛЮСТРА И ПОДКОВАННАЯ БЛОХА

 

Материальное в это мире тесно связано с духовным. Ювелир Калядин познал это на собственной практике.

– Делаю крестик – все идет хорошо. Делаю оберег для гадалки – все наперекосяк, вплоть до того, что на автобус опаздываю. Я верю, что металл имеет свою душу.

– А какой ваш любимый металл? Золото?

– Меня иногда тошнит от этого золота, хотя оно пластичнее всех: из одного грамма золота можно вытянуть проволоку длиной 1 километр. Все-таки золото – самый загадочный металл. Никто не знает, откуда оно появилось. Оно мощную энергию несет. Не зря люди за него гибли.

– А камень какой любите?

– У меня кольцо с обсидианом, – Калядин крутит на пальце кольцо с огромным черным камнем. – Вообще-то, он считается картежным камнем. Я ношу его лет 20, мне он приносит удачу. Но все равно самый крутой камень – это изумруд. Хотя он очень хрупкий. Закрепить изумруд – это высший пилотаж. Пока штук пять не расколешь, не научишься.

На тему драгоценных камней у Сергея Калядина припасена масса занимательных историй:

– Однажды, когда я работал на ювелирном заводе в Москве, мы делали украшения для Аллы Пугачевой. Всю территорию предприятия оцепили, из коридора всех разогнали, и в ящичке принесли тонкие длинные колумбийские изумруды. На глазах у строгих наблюдателей мы сделали подвеску, две сережки и браслет с изумрудами.

– Я и люстры делал золотые, – входит в раж Сергей Александрович. – 2,5 килограмма белого золота!

Мы бы еще долго травили ювелирные байки, но тут вмешался сын-первоклассник:

– Папа, пойдем в Чикен-Хаус! Я есть хочу.

Русский умелец традиционно ассоциируется с Левшой. Под занавес встречи я задаю вопрос, который до этого держала в рукаве:

– А блоху вы можете подковать?

Ювелир минуту молчит. А потом отвечает вполне в духе рыночной экономики:

– Если хорошо заплатят – смогу.

 

Версия для печати
Авторы: Любовь КУКУШКИНА


Добавить комментарий

Автор*:

Тема*:

Комментарий*:


Введите защитный код:      
* - поля обязательные для заполнения




Комментарии пользователей

Автор: Ювелир  [19.03.2012 11:15]
Тема: Золотое учение
Прочитал статью. Автор не зная технологии и терминологии ювелирного дела допустила много неточностей.Зная С.Калядина лично, уверен, что как мастер своего дела он не мог надиктовать такого бреда как варка металла в кастрюлях и т.д.Видно,что автор допустила вольности и фантазии не показав статью специалистам.

Автор: Мастер п\о ювелиров лицея №12 Калядин  [19.03.2012 10:46]
Тема: Золотое учение
Статья написанная Л.Кукушкиной мне не была показана, что она обещала сделать-отсюда много неточностей и фактов не соответствующих действительности! С.А.Калядин.


 
Список журналов

 

 тел./факс
(4822) 33-91-20

170100,
г. Тверь,
ул. Володарского,
дом 48, офис 6

 

Представительство
в Воронеже:
г. Воронеж,
ул. Арсенальная,
дом 3, офис 20,
а/я 64

© 2009-2018 Бизнес территория. Все права защищены и охраняются законом.
 © Разработка сайта компания «Complex Systems»