Опора на средний / Бизнес Территория
 

Кратко о журнале «Бизнес Территория»

Полноцветное межрегиональное  издание, посвященное комплексному развитию территории и бизнеса.  Журнал «Бизнес Территория» предназначен для деловых людей, предпринимателей, менеджеров, директоров, собственников бизнеса и распространяется во всех регионах ЦФО и ряде регионов других федеральных округов России.  Издание анализирует успешные бизнес-проекты, публикует информацию о важнейших событиях в бизнес-сообществе, мнения экспертов, знакомит с видными предпринимателями. Инвестиционные возможности городов и районов, планы стратегического развития, промышленность, сельское хозяйство, логистика, недвижимость, энергетика, экология и многое другое – все это в журнале «Бизнес  Территория».

Журнал доступен
в мобильных приложениях:




 

 

 

 

 

Опора на средний

Кто выведет экономику из кризиса?

Средний бизнес - это настоящая опора экономики, в особенности, региональной. О судьбах среднего бизнеса в Тверской области мы беседуем с Вадимом Рыбачуком, руководителем регионального отделения партии «Правое дело», директором ЗАО «ДКС», кандидатом философских наук, тверским бизнесменом, который может подтвердить этот тезис фактами из собственной практики, и, как ученый, обобщить имеющиеся факты.
- Вадим Борисович, почему руководству страны и регионов надо делать ставку именно на средний бизнес?
- Крупный бизнес слишком глобален, он чужд интересов отдельного региона. И налоги, в основном, платит по месту регистрации, т.е. в Москве, Санкт-Петербурге. Малый бизнес играет в большей степени социальную роль: это самозанятость, возможность реализации собственных инициатив. Налоговые поступления от него невелики.
А именно средний бизнес может продвигать региональную экономику вперед. Средние компании более мобильны. Посмотрите, в кризис они ужались, сократили затраты - и из кризисного 2009-го года вышли в 2010-й с теми же показателями. Средний бизнес в состоянии более оперативно внедрять новые технологии, здесь быстрее проходят процессы согласования и реализации проектов.
- Если не ошибаюсь, ваше предприятие возникло на волне дефолта 1998 года. В чем отличие нынешнего кризиса от того?
- В 1998 году был не затяжной глобальный кризис, а короткий удар - дефолт. С рынка ушли иностранные игроки, и это дало шанс отечественным производителям. В нынешнем кризисе девальвационная составляющая мала. Российская экономика сегодня интегрирована в западные схемы. Имеется довольно большая сумма кредитов в валюте, полученная в западных банках. В результате нынешнего кризиса мы не получили дополнительных рынков сбыта, но имеем дополнительные затраты.
Кризис 2008-09 года был срежиссирован. Это схема перераспределения финансовых ресурсов в США. Рынок накачали финансовой массой и искусственно обвалили. В США в 2008 году было 5 инвестиционных банков. Два банка рухнуло, и три банка перекупили активы тех, которые потерпели крах. Причем проблемные активы взяло государство, а прибыльные - отошли частным лицам!
Потом началось мировое перераспределение финансов, банкротами становятся целые государства. Первой завалилась Исландия: рухнул карточный домик, и ее придавило. Затем - Греция (но тут несколько другая ситуация). К чему приведет нынешний кризис в России, предсказать трудно.
- В чем выход, по-вашему?
- Отказаться от спекуляций на фондовом рынке. Акции - воздух. В реальном секторе можно пойти в цех, посмотреть, какая машина что выпускает. Нужны протекционистские меры по отношению к тем, кто производит товары. Деньги у государства для этого есть, нет внятных схем их перераспределения.
- Например, нет понятной системы поощрения предприятий, которые не на словах, а на деле занимаются модернизацией.
- Да, переход на высокотехнологичное производство происходит очень тяжело. Есть огромное количество предприятий, которые до сих пор пользуются ресурсом советского периода. Больше чем 50% промышленного потенциала России - это ресурс вчерашнего, а то и позавчерашнего дня. В развитие вкладывается очень мало.
Однако призванные дать толчок развитию технологий инициативы власти не приносят результата. Взять, к примеру, корпорацию РОСНАНО - миллиарды лежат мертвым грузом, не используются. Если бы эти деньги попали в реальную экономику, это был бы колоссальный стимул. К сожалению, государственные корпорации обернулись по большей части грандиозными коррупционными схемами.
Есть программы, которые можно назвать способствующими развитию на региональном уровне. Например, возможность субсидировать процентную ставку банка в течение трех лет за счет администрации области. Суммы небольшие, можно говорить о кредитах размером до 50 млн. Но и то - серьезное подспорье.
- Что еще можно предпринять?
- Нужна долгосрочная целевая программа развития инновационной экономики Тверской области. Надо придавать статус инновационных компаний предприятиям, которые реально занимаются развитием технологий. Компаниям, которые получили такой статус, надо открыть доступ к дешевым финансовым ресурсам - например, тем, которые находятся в распоряжении РОСНАНО. Если неэффективен - отдавай деньги назад.
- На состоявшемся в нашей редакции круглом столе с представителями «реального сектора», вы говорили о том, что существуют планы повысить в ближайшее время единый социальный налог. Чем это грозит среднему бизнесу? Опять придется уводить зарплаты «в тень»?
- С 2010 года ЕСН заменили на страховые выплаты - медицинские, социальные, пенсионные. Сейчас их сумма 26% от фонда заработной платы. Много это или мало? Не о том речь. Правительство решило с 1 января 2011 года увеличить ставку на 8% . 34% - это уже много. И предприятия такие выплаты могут не потянуть. «В серую» уже никто не даст выплачивать зарплату. И прежде всего, сами работники, которые берут кредиты, для получения которых нужна справка ПДФЛ.
Сотрудники предприятий социальные страховые выплаты физически не ощущают, и часто даже о них не знают, несмотря на то, что именно на эту сумму им не доплачивают оклад. Но теперь, когда сумма страховых выплат возрастет, бизнес окажется в сложной ситуации - придется уменьшать зарплаты, что создаст социальную напряженность.
Первые отклики есть. Сейчас в Минэкономразвития говорят о повышении социального налога на 6%. Это все равно много. Как можно вести речь об инновациях, когда повышаются налоги?
- Как вы считаете, если бы у нас, как на Западе, людям выдавали бы на руки всю сумму, и они сами платили бы за себя эти страховые выплаты и другие налоги, что-нибудь изменилось бы?
- Безусловно. Люди знали бы, сколько ежемесячно они отчисляют на медицину, на социальную поддержку. И требовали бы от государства качественного выполнения своих обязательств.
- Знаем, что на вашем предприятии существует особая продуманная кадровая политика. Перед началом кризиса я слушала ваш доклад о проблеме квалифицированных кадров в Твери - тогда рынок труда был «перегрет», и запросы потенциальных работников могли сделать неконкурентоспособным любое тверское производство. Как обстоят дела сейчас?
- 2009 год мало что изменил на рынке труда. Не было массового оттока профессионалов из Москвы и Санкт-Петербурга. В 2008 году предлагались необоснованно высокие зарплаты. Представьте диспропорцию - производительность труда растет на 5%, зарплата - на 40%. Несоответствие квалификации сотрудников, их производительности и запросов порождало серьезные проблемы.
Кризис заставил людей держаться за свои места, но проблема квалифицированного персонала остается. Если опять будут «надувать пузыри» - экономика не выдержит.
- Где вы ищите рабочие кадры? Знаю, что сейчас это очень актуальная проблема для производственников.
- На нашем предприятии работает 1000 человек. С административными сотрудниками проблем не возникает: есть система высшего образования, и притом, что можно обсуждать качество тверского образования, служба персонала находит сюда людей.
С рабочими сложнее. В тверских лицеях и колледжах учат только на традиционные специальности - токарь, слесарь. Например, никто не обучает операторов погрузчиков - чтобы их подготавливать, нам пришлось создать специальный учебный центр на предприятии.
У нас химическое производство, и притом, что в Твери есть химико-технологический колледж, мы испытываем дефицит сотрудников, знающих химию полимеров. Студентам дается общее образование, доучивать приходится на производстве.
- То есть кадры, которые готовятся ссузами, не соответствуют запросам промышленности? А возможно как-то исправить ситуацию?
- Думаю, да - если будет координатор в лице департамента образования, или общественной организации, представляющей интересы какой-либо отрасли, например, химической. Надо как-то соотнести план поступающих и заявки на кадры, которые нужны предприятиям.
- В конце - личный вопрос. Вы гуманитарий, историк. И управляете высокотехнологичным предприятием. Не трудно?
- Общая схема управления предприятием предполагает не только знание техники. Не менее важны кадровые, финансовые, административные знания. Когда мы начинали, в управлении заводом не было людей со специальным профильным образованием. Возможно, если бы они были, многое пошло бы быстрее, однако проект «ДКС» - удачный проект и можно констатировать, что выбранная стратегия оправдала себя во всех отношениях.

Статистика:
Падение производства высокотехнологического оборудования за прошлый год составило рекордную цифру за всю историю статистических наблюдений в стране - 31,6%. Настолько быстро производство хайтека у нас не падало даже во время войны. Произошло глубокое падение в производстве электрооборудования, электронного и оптического оборудования и других высокотехнологичных видов оборудования.

Версия для печати
Авторы: Мария ОРЛОВА


Добавить комментарий

Автор*:

Тема*:

Комментарий*:


Введите защитный код:      
* - поля обязательные для заполнения





 
Список журналов

 

 тел./факс
(4822) 33-91-20

170100,
г. Тверь,
ул. Володарского,
дом 48, офис 6

 

Представительство
в Воронеже:
г. Воронеж,
ул. Арсенальная,
дом 3, офис 20,
а/я 64

© 2009-2018 Бизнес территория. Все права защищены и охраняются законом.
 © Разработка сайта компания «Complex Systems»