Кратко о журнале «Бизнес Территория»

Полноцветное межрегиональное  издание, посвященное комплексному развитию территории и бизнеса.  Журнал «Бизнес Территория» предназначен для деловых людей, предпринимателей, менеджеров, директоров, собственников бизнеса и распространяется во всех регионах ЦФО и ряде регионов других федеральных округов России.  Издание анализирует успешные бизнес-проекты, публикует информацию о важнейших событиях в бизнес-сообществе, мнения экспертов, знакомит с видными предпринимателями. Инвестиционные возможности городов и районов, планы стратегического развития, промышленность, сельское хозяйство, логистика, недвижимость, энергетика, экология и многое другое – все это в журнале «Бизнес  Территория».

 

 

 

 

 

Вузы на распутье

Лето — традиционно спокойный период для бизнеса, но не для образования. Армии абитуриентов штурмуют вузы. Какие вузы они выберут и насколько будут востребованы полученные там знания?

Образование в современной России – одна из наиболее больных и острых тем. Казалось бы, ясно, что без серьезнейших вложений в эту отрасль нам не только не вырваться вперед, но и не удержаться на уже достигнутых позициях. Фундаментальные наработки советского периода, как бы их ни критиковали, уже растрачены.
Сегодня бытует мнение, что в результате рыночных реформ отечественная система образования постепенно деградирует. А проявляется это в массовом производстве специалистов, убежденных в своей уникальности и исключительности, но при этом с напрочь разрушенной способностью к учебе и даже простому освоению новой информации. Между тем руководители государства объявили о переходе на инновационные методы развития. А значит, появляется проблема подготовки кадров, мотивированных к творческому труду и готовых к непрерывному повышению своей квалификации… Реально ли решение этой проблемы в современных условиях?
За прошедшие 20 лет в вузах сменился профессорско-преподавательский состав. Пожилые светила науки ушли на пенсию, а качество молодых преподавателей даже в престижнейших московских вузах уже не то. В советское время в науке существовал жесточайший отбор: уже кандидатская степень сулила такие преференции, что защитить диссертацию было невероятно сложно, у многих уходили на это десятилетия. А в начале 90-х в аспирантуру уже почти никто не шел. Нам известен случай, когда один выпускник филфака Тверского госуниверситета защитил кандидатскую диссертацию… чтобы откосить от армии: кандидатов филологических наук туда не призывают, чтобы не ослаблять обороноспособность страны.
Казалось бы, экономика страны возрождается, и появилась реальная потребность в специалистах – инженерах, химиках, физиках, биологах. Но система среднего и высшего образования, а также сами абитуриенты нацелены на воспроизводство менеджеров, юристов и прочего, как теперь говорится, «офисного планктона». Опять же случай из жизни: выпускник Тверского технологического колледжа (бывший вагоностроительный техникум), окончивший его по специальности то ли «Менеджер», то ли «Юрист», рано обзавелся семьей. Семью – жену-ровесницу и грудного ребенка – надо было кормить, и тогда тесть, рабочий-вагоностроитель, устроил парня учеником токаря на Тверской вагоностроительный завод. Почему бы молодому человеку изначально не получить эту специальность? Чтобы понять ход его мыслей, надо оглянуться назад.

Вадим Чернышев, начальник управления персоналом ГУ ОАО «ТКГ-2» по Тверской области:
- Многие из тех, кто получает профессиональное образование, приходят к нам на практику. А потом и на работу. Специфика отрасли еще и в том, что работников зачастую приходится переучивать в процессе работы в связи с появлением новых требований. Мы затрачиваем на это много сил и средств, а потом молодой человек идет в армию… Сегодня средний возраст наших работников 42,5 года, стареет вся отрасль. Новому сотруднику необходимо месяц готовиться, чтобы сдать экзамен по технике безопасности. Хотя ее и проходят в лицеях, но зачастую обучение не соответствует нашим требованиям. У нас очень сложное оборудование. Мы стараемся заинтересовывать людей: улучшаем условия труда, ввели свою систему премирования, пособия, льготы.

Все 90-е годы были огромным провалом в развитии отечественной промышленности. В Твери стояли практически все производства, кроме того же ТВЗ и экскаваторного завода, которые тоже испытывали серьезные проблемы. Престиж рабочих и инженерных специальностей, правда, начал падать еще раньше. Притчей во языцах стала маленькая зарплата и невысокий общественный статус инженеров, которых в 80-е и вправду стало очень много – как сегодня менеджеров. И функции тогдашних инженеров были столь же расплывчаты.
В ПТУ же царили совершенно дикие нравы – приличные подростки старались не проходить мимо этих учебных заведений, там могли и по шее навалять.
С наступлением капитализма потенциальные пэтэушники пошли в ОПГ, а потенциальные инженеры – кто куда. Сегодня на производствах существует возрастной «провал»: почти нет специалистов самого активного возраста, тридцати-сорокалетних. Пожилые рабочие и инженеры уже пенсионного возраста не уходят потому, что, если они уйдут, может встать целый участок. Сегодня зарплаты на заводах и фабриках часто превышают те, что можно получать в офисах.
Но проявляется новая проблема. Даже на такие зарплаты трудно найти работников. Те, кто хотят работать, уезжают на заработки в Москву, но и столица страдает от нехватки рабочих рук. Вот что говорит, например, начальник отдела кадров ЗИЛа Александр Рассказов.
- В советское время у москвичей тоже был выбор, все равно люди считали за честь работать на ЗИЛе. Просто сегодня Москва развращена. Это город офисных работников. Огромный цех по производству воздуха. У нас зарплаты для квалифицированных рабочих вполне сопоставимы с тем, что имеет среднестатистический офисный планктон. Плюс социальный пакет, никакой серой бухгалтерии, соблюдение всех норм КЗОТа. И тем не менее молодежь не идет. Это уже что-то большее, чем просто «мало». Это сопротивление не экономическое, а ценностное. Производить стало немодно. Если ты скажешь, что работаешь на ЗИЛе, на тебя посмотрят как на дурака. Этой системе не нужен человек-производитель. Ей нужен человек-потребитель, в крайнем случае – посредник. Просто москвичи оказались лучшими учениками этой системы. Пребывая в эйфории, они ретранслируют эту идеологию на всю страну...


Светлана Быкова, начальник отдела кадров тверского ООО «Стройбилдинг».
- Наша строительная организация нехватки рабочих массовых специальностей не ощущает. Зато явно не хватает узких специалистов. Например, нам очень необходим слесарь по ремонту башенных кранов. Уж кому и куда мы заявки ни давали, где только ни размещали свои объявления… Но пока еще ни одного желающего к нам не приходило.


Галина Морозова, замдиректора по научно-методической работе тверского профессионального лицея №10;
- Сегодня дети просто не хотят быть сварщиками или крановщиками. Встречаются лишь единичные заявления на подготовку по этим специальностям. А чтобы шло финансирование учебной программы, нужна группа в 24 человека. Мы могли бы сформировать учебные группы в меньшем составе, но этого нам не позволяет федеральное законодательство. Фактически разрушен институт наставничества, когда молодого рабочего опекал и учил опытный работник. Скоро просто некому станет учить молодежь.

Галина Виноградова, замдиректора по воспитательной работе профессионального лицея №10;
- Сейчас учитель в школе не ведет разговоров, что работа слесаря и каменщика престижна и необходима обществу. Ребенок же сам не в состоянии правильно оценивать свои способности.


Одним из определяющих понятий сегодняшнего дня становится дилетантизм. Мир вокруг нас меняется так быстро, что система образования просто не успевает за этими переменами. В 90-е годы повелось, что многие стали заниматься не своим делом. Появились целые сферы, где не было дипломированных специалистов, так как советские вузы их не готовили или готовили совершенно не так, как требовалось в новых экономических и политических условиях. В этих сферах до сих пор не утряслись образовательные планы, программы, не появились грамотные преподаватели. Но прельщенные громкими названиями абитуриенты готовы поступать на эти специальности. А родители – платить за поступление и обучение.
Таковыми сферами являются пиар и реклама, менеджмент, во многих вузах непонятно как преподаются социология, теория управления, психология и т.д.

Андрей Цуркан, директор Тверского технологического колледжа.
- Я как представитель системы среднего профессионального обучения считаю, что проблема профориентации молодежи кроется в демографической ситуации. В ближайшие 5-7 лет резко сократится число студентов среднего профобразования, но возрастет число студентов вузов. Родители хотят, чтобы их ребенок получил высшее образование. Хотя в этом сегодня потребности экономики страны нет. Вот, к примеру, почти все наши студенты, обучающиеся строительным профессиям, проходят практику на тверском ДСК. Это наш самый крупный партнер. Причем работают они там круглый год и зарабатывают до 12 тысяч рублей в месяц…


Еще одно веяние сегодняшнего дня: после падения интереса к высшему образованию в 90-е сегодня высшее образование становится практически обязательным довеском к школе. По этому пути уже лет 20 идут западные страны. Введение ЕГЭ – шаг в этом направлении. Если высшее образование поставлено на конвейер, то «искать самородки», проводить вступительные экзамены в каждом вузе, чтобы проверить пригодность конкретного абитуриента именно для этого вуза, – излишняя роскошь.

Лариса Клинова, директор по персоналу Тверского экскаваторного завода, прогнозирует тенденции ближайших десятилетий:
- На тех предприятиях, где есть деньги и инвестиции, будут работать роботы. А на предприятиях, не имеющих серьезных финансовых вливаний для приобретения нового оборудования, выпускники вузов будут работать на рабочих профессиях.


На Западе уже давно сформировалась система, когда при всеобщем высшем образовании существуют вузы, полученное образование в которых является гарантированным пропуском в элиту страны. Кстати, в этих вузах обучение строится по принятой в советской высшей школе классической схеме. Если в каком-нибудь Народном университете Иллинойса студент сам выбирает себе программу обучения и может целый семестр изучать, например, теорию фитнеса, то в серьезных учебных заведениях существуют веками складывающиеся программы, фундаментальные научные школы, там преподают классические «мертвые» языки и очень большое внимание уделяют изучению литературы, истории, философии как личностнообразующих дисциплин. Ведь высшее образование в его классическом виде не набор определенных знаний, а знание методик, с помощью которых можно эти знания получить, плюс тренировка мысли и развитие личности в широком понимании этого слова.
Сегодня в России высшее образование под предлогом «модернизации» все больше становится платным. Идет речь о создании так называемых национальных университетов, которые будут получать 100-процентное бюджетное финансирование. Остальным вузам приходится думать о своем дальнейшем существовании.
Все это происходит на фоне резкого падения уровня школьной подготовки абитуриентов.


Леонид Григорьев, заместитель ответственного секретаря приемной комиссии Тверского государственного технического университета:
- В целом уровень подготовки школьников снижается. Это связано со многими причинами, в том числе и с проводимыми в стране реформами, с падением престижа учительского труда. В результате школьники, которые приходят поступать в университет, подготовлены хуже, чем лет 10-20 тому назад. В целом уровень тверских ребят выше, чем сельских. На то есть объективные причины. Но все-таки большого разрыва между подготовкой городских и сельских школьников нет. Бывает, абитуриенты из глубинки дают фору и городскому школьнику. К примеру, есть школы в Торжке, Бежецке - их номера хорошо известны нашей приемной комиссии, потому что оттуда поступают сильные абитуриенты. А сейчас, когда в районах создаются базовые школы и методические центры, разница в подготовке абитуриентов будет сглаживаться.


Людмила Евдокимова, начальник отдела по организации учебного процесса МЭСИ:
- Последние 3-4 года мы столкнулись с такой проблемой, что некоторые студенты первого курса не могут справиться самостоятельно с программой высшей школы. В нашем вузе очень много информатики. А в школе ее преподают кто во что горазд. Поэтому мы надеемся, что с введением ЕГЭ появится какой-то единый стандарт в области информатики. Сейчас нам приходится помогать студентам 1 курса, предлагая им дополнительные курсы по информатике.

Татьяна Маргось:
- В нашем институте есть специальность «Мировая экономика», на которую абитуриенты плюс ко всему сдают иностранные языки. Специальность очень хорошая, потому что с первого курса много английского плюс второй французский. В результате выходит блестящий специалист со знанием двух языков, а главное - очень востребованный. Но конкурс на эту специальность самый маленький. Абитуриенты боятся сдачи вступительного экзамена по английскому языку, так как уровень преподавания иностранных языков в школах очень низкий.


Во многом причиной снижения уровня подготовки школьников стало и современное развитие техники. Выпускники, имея калькуляторы в компьютерах, сотовых телефонах и т.д., не помнят таблицу умножения, не умеют считать в уме или хотя бы в столбик. Программы проверки орфографии в компьютерных текстовых редакторах позволяют «не заморачиваться» правилами русского языка. Возможность в любой момент подсмотреть в Интернете нужную информацию дает право вообще ничего не помнить. А именно развитие памяти и есть основное упражнение для мозга, которое не дает ему засохнуть.
Интересно единодушие, с которым представители рекрутинговых агентств и менеджеры по работе с персоналом в компаниях превозносят ценности советской системы образования. Заподозрить специалистов в предвзятости и консерватизме нельзя, коль скоро многие из них учились в вузах уже после краха системы, а от точности их оценки «качества» человека зависят их бизнес или успех на службе.
Какова роль ЕГЭ в интеллектуальном будущем страны?

Леонид Григорьев, заместитель ответственного секретаря приемной комиссии Тверского государственного технического университета:
- Есть точка зрения, что в отдаленном будущем – лет через 20-30 - ЕГЭ сыграет негативную роль в качестве среднего образования. Например, преподаватель русского языка и литературы не будет делать упор на обучение грамотной устной речи, потому что это не проверяется и никто его трудов не оценит. Учитель будет учить так, чтобы школьники лучше сдали ЕГЭ.
Задачи, которые ставились при введении ЕГЭ, в полной мере не решены. Доступность образования в полной мере не обеспечена. Полностью не решена и задача борьбы с коррупцией. Единственное, чего удалось достигнуть, – снизить нагрузку на учеников: раньше сдавали два экзамена, сегодня сдают один. Правда, психологическая нагрузка на этот единственный раз, от которого зависит судьба, увеличилась. Раньше ученик мог сдавать один и тот же предмет в нескольких вузах, и это давало ему шанс куда-то поступить. Сегодня все сведено к одному единственному разу.


Довольно искаженно смотрят абитуриенты и на свое будущее после вуза.


Елена Смирнова, главный специалист отдела по работе с персоналом банка «Уралсиб»:
- У всех требования разные. Но в целом уровень притязаний изначально высок. Выпускники, которые знают, что они идут в банковскую сферу, рассчитывают получать достаточно высокий уровень дохода. А уровень знаний, бывает, не соответствует... Но мы часто берем на работу ребят, проходивших у нас в течение 3-4-х месяцев преддипломную практику. Из 14 человек, в прошлом году проходивших практику, трое теперь работают у нас.

Наталья Харитонова, руководитель службы персонала компании «Диэлектрические кабельные системы» (ДКС):
- Вот свежий пример, когда мы искали кандидата на вакансию экономиста. На нее претендовали 12 человек – выпускники вуза по специальности «Экономист». Все они имели хороший средний балл, но только двое из них смогли ответить на элементарные вопросы: что такое «себестоимость» и что такое «НДС»? Этот случай говорит сам за себя. Что касается уровня притязаний, почти половина выпускников, которые приходят устраиваться на работу, имеют завышенные требования по поводу зарплаты. Но это не такая уж критичная проблема. Как правило, мы умеем договариваться об уровне заработной платы, которая устраивает обе стороны.


Глянцевые журналы и телевидение дают странные представления об уровне доходов, а также о степени усилий, которые надо приложить, чтобы этого уровня достичь. Герои сериалов, которые целыми днями в шикарных домах решают личные проблемы и на шикарных машинах разъезжают по личным делам, позволяют выпускникам школ сформировать мнение, что так и нужно жить – не работая, а лишь получая зарплату, которая неизвестно откуда берется, но должна быть очень большой. С этой проблемой завышенных ожиданий сталкиваются многие тверские работодатели.
Часто тверская молодежь в поисках той самой красивой жизни уезжает в Москву. Столкновение с реальной ситуацией выправляет им мозги. Выясняется, что надо снимать за 1000 долларов квартиру где-то в Химках, часами давиться в пробках на купленной в кредит машине и порой даже не иметь времени, чтобы дойти до банкомата и получить вожделенную московскую зарплату. Один уехавший в столицу тверской веб-дизайнер признался нам, что от получаемых им в Москве шестидесяти тысяч рублей после оплаты за квартиру, выплаты кредита за машину и некоторых других аналогичных трат не остается и десяти тысяч! Он думает о переезде в Тверь: здесь, получая тысяч 20, можно было бы спокойно жить в своей квартире и не глотать выхлопные газы в пробках.

Наталья Харитонова:
- Появилась тенденция, что когда-то уехавшие из Твери и приобретшие московский опыт ребята начинают возвращаться обратно. Поток, конечно, не такой, как из Твери. Но сам факт того, что есть люди, которые взвешенно говорят: я не хочу получать 50-60 тысяч в Москве, я хочу 20-30 тысяч в Твери и быть при этом ближе к своим друзьям и родственникам, потому что у меня здесь квартира, здесь я могу ездить на машине, а не стоять в пробках.
Появились примеры, может, еще не тенденция, когда люди начали оценивать жизнь в Москве не в плюс, когда они начали понимать прелесть жизни в небольшом областном центре.


Процесс мирового развития несентиментален. И, если Россия хочет остаться в ряду развитых стран мира, скидки на перекосы в системе отечественного образования не пройдут. Вот как комментируют ближайшие перспективы наши эксперты.

Наталья Харитонова:
- Борьба за персонал будет жестче. И если сейчас мы берем выпускников 3 курса на практику, то в недалекой перспективе придется со школы начинать профессиональную ориентацию будущих сотрудников, которые могут прийти к нам через 7-10 лет. И мы уже проводим такую работу, рассказываем, что есть такое предприятие, оно - достойное место работы, и мы будем рады, если они к нам придут.

Елена Смирнова:
- Согласна, что надо будет идти в школы. Сейчас «Тверьуниверсалбанк», например, уже тесно работает с 12-й школой Твери. Там есть экономические классы, ученики знают, что такое банк, у них есть свой мини-ТУБ. Их так и называют «тубрики». Со школы можно лучше увидеть и узнать будущего специалиста.

Леонид Григорьев:
- Действительно, работа по подготовке будущего профессионала смещается в школу. ТГТУ имеет специальное соглашение с Центрпрограммсистемами. Наши педагоги совместно с ЦПС формируют профильные классы в 1-м лицее, ориентируя их на обучение информационным технологиям в ТГТУ. Школьникам на стадии обучения в школе гарантируется работа в ЦПС. Это общая тенденция – рынок образовательных услуг и рынок труда структурируются, становятся более цивилизованными.
В области инженерного и технического образования существуют две тенденции. С одной стороны, роль и востребованность специалистов возрастают. Это в последние годы мы ясно ощущаем. С другой стороны, в условиях компьютерной революции, информатизации мы неизбежно идем в постиндустриальное общество. Там доля промышленности будет уменьшаться. А значит, потребность в рабочих и инженерно-технических работниках станет снижаться. Зато качество их подготовки потребуется совсем другое. В связи с этим и система образования будет развиваться и меняться. Мы вступаем в эпоху, когда качество всего - и производства, и персонала - выходит на первое место.

***************

Какие российские вузы готовят лучших управленцев?
На руководящих должностях всегда востребовано образование, которое дает Московский государственный университет: это касается почти всех факультетов, в первую очередь экономического, юридического, а также мехмата, ВМК и физфака. С последних трех факультетов выходят отличные управленцы. Они в состоянии систематизировать знания и правильно расставлять приоритеты, поскольку закончили такие сложные технические отделения.
Старые государственные московские вузы — Бауманский, Пищевой, МАИ - по-пернему дают качественное базовое образование. Источником управляющих кадров №1 считают Высшую школу экономики. Затем следуют Российская экономическая академия им. Г.В. Плеханова.
Наряду с вышеупомянутыми московскими вузами ценятся выпускники традиционно передовых учебных заведений других городов, например, Санкт-Петербургского университета, некоторых вузов Новосибирска и т.д.
Для юриста лучшим пропуском в жизнь является диплом юридического факультета МГУ или Московской государственной юридической академии. Для экономиста — диплом Плехановского или Высшей школы экономики. Для финансиста и бухгалтера — Финансовой академии.
В отделы кадров обычно берут выпускников психфака МГУ и психологических вузов. Но это не очень целесообразно, поскольку их там учат совершенно другому, и для работы по этому профилю скорее необходимы базовые менеджерские навыки, которые дает бизнес-образование.
Традиции традициями, но изменения в восприятии уровня выпускников исторически сильных вузов все же происходят. Углубляется разрыв между «первыми» и «вторыми». Связано это прежде всего со старением преподавательского состава — прежние профессора уходят, а замены им нет. Так, по неофициальным отзывам, в последнее время начал сдавать Бауманский. Также некоторые известные рекрутеры не очень лестно отзываются о выпускниках МГИМО. Связано это с тем, что этот суперпопулярный ранее вуз стал чрезмерно коммерциализирован. Огромная, до 80 тыс. долларов плата за обучение служит МГИМО плохую службу: такие деньги за обучение были доступны лишь детям «новых русских» первой волны. Нельзя сказать, что они в массе очень стремились к знаниям.
Платное образование — отдельный и очень острый вопрос. Выпускники платных отделений исторически хороших вузов по уровню не отличаются от выпускников бесплатных отделений. Но уровень образования в коммерческих вузах пока в несколько раз хуже, чем в государственных, — из-за отсутствия преподавательской школы, сформированного годами преподавательского коллектива со своими традициями. Хотя, если у студента высокая мотивация к получению знаний, он может получить их и в негосударственном вузе. Или даже занимаясь самостоятельно.
Еще один совет — как можно раньше приобретать опыт работы: даже при учебе в негосударственном вузе большим плюсом может быть параллельная работа в хорошем месте. Шансы у того, кто имеет опыт работы, даже выше, чем у того, кто окончил государственный вуз, но не имеет такого опыта.


Ну и тип!
Отрицательные последствия неправильно выбранной профессии затрагивают как самого человека, так и все общество. По подсчетам американских ученых, правильный выбор профессии в 2-2,5 раза уменьшает текучесть кадров, на 10-15% увеличивает производительность труда и в 1,5-2 раза уменьшает стоимость обучения кадров.
Для оценки профессионального личностного типа применяют методику Джона Голланда. Согласно его концепции выделяются 6 типов социальной направленности личности.
1. Реалистический тип
- несоциальный, ориентированный на настоящее, эмоционально стабильный, занимающийся конкретными объектами (вещами, инструментами, машинами), отдает предпочтение занятиям, требующим моторной ловкости, конкретности. Развиты математические, невербальные способности.
Рекомендуются профессии: механик, электрик, инженер, агроном и т.д.
2. Интеллектуальный тип - несоциален, аналитичен, рационален, независим, оригинален. Преобладают теоретические ценности, любит решать задачи, требующие абстрактного мышления, интеллектуал. Гармонично развиты вербальные и невербальные способности.
Рекомендуются профессии научного характера: ботаник, астроном, математик, физик и т.д.
3.Социальный тип - обладает социальными умениями, нуждается в контактах. Черты его характера: стремление поучать и воспитывать, психологический настрой на человека, гуманность. Представитель данного типа старается держаться в стороне от интеллектуальных проблем; активен, но часто зависим от мнения группы людей. Проблемы решает, опираясь на эмоции, чувства, умение общаться. Обладает хорошими вербальными способностями.
Рекомендуются профессии: врач, учитель, психолог и т.д.
4. Конвенциальный тип - предпочитает четко структурированную деятельность. Характер стереотипный, конкретный, практический. Не проявляет критичность, оригинальность, консервативен, зависим, не любит смену деятельности. Слабо развиты организаторские способности, преобладают математические способности.
Рекомендуются профессии, связанные с канцелярией и расчетом.
5. Предприимчивый тип - избирает цели, которые позволяют проявить энергию, энтузиазм, импульсивность, любит приключения. Представитель данного типа доминантен, любит признание, любит руководить. Ему не нравится практический труд, а также занятия, требующие интеллектуальных усилий, усидчивости. Хорошо решает задачи, связанные с руководством, статусом и властью, агрессивен и предприимчив, обладает хорошими вербальными способностями.
Рекомендуются профессии: артист, журналист, телеоператор, заведующий, директор, дипломат и т.д.
6. Артистический тип - опирается на эмоции, воображение, интуицию; имеет сложный взгляд на жизнь. Независим в решениях, оригинален. Высоко развиты моторные и вербальные способности. Для представителей данного типа характерен высокий жизненный идеал с утверждением своего "я". Он несоциален в том смысле, что не придерживается условностей общества.
Рекомендуются творческие занятия: музыка, рисование, литературное творчество и т.д.


Univer-city?
Тверь могла бы спозиционировать себя как университетский город. Положение ее между двумя столицами, количество и качество тверских вузов позволило бы Твери создать национальный университет не хуже, чем в Ростове-на-Дону, где были объединены несколько разноплановых вузов самого Ростова и один вуз Таганрога. С подачи тверского еженедельника «Караван» губернатор Дмитрий Зеленин начал было работу в этом направлении. Но робкие попытки захлебнулись в сопротивлении руководства вузов, непонимании профессорско-преподавательского состава. Так, почти утрачен шанс пойти по пути создания бренда «Тверь – российский Кембридж».
Количественными параметрами национальных университетов называют 40-тысячный контингент студентов (сегодня столько студентов только в МГУ). Ни в одном тверском вузе такого количества студентов нет, как нет стольких студентов ни в одном нестоличном вузе. Поэтому прорабатываются другие варианты.
1. Создание университета с чистого листа.
2. Различные варианты слияний.
3. Национальный университет как ассоциация вузов.
4. Университет в форме корпорации.
5. Университет как региональный учебный округ.
Вероятно, не все эти варианты были проработаны. Некоторые из них, кстати, щадят профессорские амбиции.
Учебные округа как форма интеграции учебных заведений региона появились в России в начале XIX в. Тогда они включали в свой состав учебные заведения нескольких губерний и у них преобладающими были административно-контрольные функции. В современных условиях практика создания университетских учебных округов реализована в трех десятках российских регионов. Как подчеркивает ректор МГУ В.А. Садовничий, «университетский округ — это наиболее адекватная современному этапу научно-технологического развития форма повышения интеллектуального и материального потенциала самого образования. В связи с данной темой нелишне, в частности, вдуматься в опыт США, где достигнуты значительные результаты в создании региональных информационно-образовательных сред, интегрирующих информационные и коммуникационные ресурсы и технологии ассоциированных учебных заведений. Подобный опыт имеется в России, но ему пока недостает размаха, тем более что динамичному развитию информационно-образовательных сред в известной мере препятствует их подразделение на школьные и вузовские, слабое взаимодействие учебных заведений различных уровней и типов. Ну а другая перспективная тенденция, реализации которой университетские округа могли бы открыть широкие возможности, — создание научно-технологических парков, центров высоких технологий и венчурных производств». В рамках университетского округа возможна реализация эффективных моделей выращивания интеллектуальных, научных, инженерных, управленческих элит, так как «создание университетских учебных округов способствует формированию в структуре единого образовательного пространства страны целостных региональных систем образования, объединяющих образовательные учреждения независимо от их уровня, направления и ведомственной подчиненности. Академическая интеграция в рамках учебного округа обеспечивает высокий уровень преемственности между общеобразовательными учреждениями, средними профессиональными и высшими учебными заведениями». Университетский округ является успешным полигоном согласования интересов бизнеса, региональных и федеральных властей и самих образовательных учреждений, выстраивания согласованных векторов развития.
Ограниченность российского опыта создания и функционирования университетских округов обусловлена не только ведомственными перегородками, но также и отсутствием правовой базы деятельности университетских округов. Видимо, это и стало первопричиной того, что университетский округ так и не появился в Твери.

Версия для печати
Авторы: Мария ОРЛОВА


Добавить комментарий

Автор*:

Тема*:

Комментарий*:


Введите защитный код:      
* - поля обязательные для заполнения





 
Список журналов

 

 тел./факс
(4822) 33-91-20

170100,
г. Тверь,
ул. Володарского,
дом 48, офис 6

 

Представительство
в Воронеже:
г. Воронеж,
ул. Арсенальная,
дом 3, офис 20,
а/я 64

© 2009-2017 Бизнес территория. Все права защищены и охраняются законом.
 © Разработка сайта компания «Complex Systems»